Опасен ли храп, что может достать из ушей лор-врач и какую хирургию считают «малой», узнала «Северная правда».

29 сентября отмечается День отоларинголога, в народе больше известного как лор-врач, или врач — ухо-горло-нос. Последнее звучит, скорей, как заклинание. И по этому поводу «Северная правда» пообщалась с профессионалом своего дела, заведующей оториноларингологическим отделением Костромской областной детской больницы — Натальей Толкачевой. Истории из практики, мнение без «цензуры» и ответы на самые популярные вопросы — в нашем интервью. Кстати, «СП» фразу «оториноларингологическое отделение» сказала не с первого раза, да и не со второго… Лучше всякой скороговорки.

Медицина — это у нас семейное

— Наталья, почему ваш выбор пал именно на медицину?

— Я из семьи потомственных врачей, причем врач в третьем поколении. Поэтому раздумий больших не было, а была такая легкая «подсказка» от родителей.

— А как решились сталь врачом-отоларингологом?

— Я в вузе понимала, что быть участковым педиатром и вообще педиатром — это не мое. Мне хотелось заниматься хирургией в силу характера. Но опять же последовала совету отца (он хирург), который сказал, что для женщины глобальная общая хирургия — это тяжело. И посоветовал выбрать «малую хирургию» — это либо окулист, либо лор-врач. И я выбрала второе.

— «Малая хирургия» — это как?

— Есть хирургия, когда аппендикс удаляют или желудок оперируют. Все-таки это и физически совершенно другая нагрузка. «Малая хирургия» — название говорит за себя. Раны небольшие. Но такая хирургия тоже достаточно опасная, много кровотечений. Однако кровотечение в носу, к примеру, это совсем другое, если сравнить с желудком.

— Помните свой первый рабочий день, сложно приходилось?

— Я окончила клиническую ординатуру. Это учеба при институте, но которая уже считалась началом работы. Конечно, когда мы учимся, все кажется достаточно легко. Когда приехала на работу в Екатеринбург, были одни ожидания, а встретилась с совсем другими реалиями. Все по маслу не пошло, приходилось многое преодолевать. И не сломалась я только в силу своего упрямого характера. Мне сказали: «вас никто не ждет, есть работа в поликлинике, а не в операционной». Было не просто, поэтому «как по маслу» — это не про меня.

Лор-врач лечит всех

— И вы решили лечить маленьких пациентов?

— Лор-врачи не делятся на детских и взрослых, в моем случае — это просто стечение обстоятельств. Изначально я работала с пациентами старше 18 лет, руководила смешанным отделением. Когда переезжала, обстоятельства так сложились, что было место работы в детской больнице. Мне вообще неважно с кем работать: я лечу от нуля и до 100 лет. Сейчас я лор-врач в детской больнице, но я принимаю и взрослых пациентов.

— И все-таки о детях: особенно с малышами не всегда просто, согласитесь?

— Лор-врача дети почти не боятся. Конечно, сложности есть. Но с опытом уже начинаешь понимать пациента. Я психологически считываю, кого можно уговаривать, на кого можно не обращать внимания. То есть в том плане, что уговаривать бесполезно, все равно будет плакать. Главное — не напугать такого пациента. Когда начинаешь разговаривать с родителями, ребенка не трогаешь, он тогда видит, что все спокойно, с ним ничего не делают. Тогда и дается осмотреть. Иногда вижу таких детей и разговор строю сначала с родителями. Но в основном дети спокойные, главное — их не пугать: не надо резких движений, разговаривать лучше спокойным тоном.

— Самое распространенное заболевание у маленьких костромичей по вашему профилю?

— Это не зависит от Костромы. У детей — патология носа, пресловутые аденоиды, соответственно, насморк. Особенно у тех ребят, которые ходят в садики, начальную школу и частоболеющие. Это основная статистика, она такая везде.

— С чем связано?

— Это особенность роста, анатомии. Человек маленький, ходит в коллектив, где бывают различные инфекции. А чем чаще ребенок болеет, тем быстрее аденоиды воспаляются. Это, я считаю, все-таки болезнь детского возраста.

— Часто приводят детей, у которых «что-то там застряло»?

— Это постоянно. Знаете, у нас огромная коллекция. В нос засовывают лего, мух пластмассовых из рыболовных снастей. Очень часто засовывают батарейки от часов. И батарейки — это опасная история, они быстро прожигают дырки — это бич. Легко входит, но после этого последствия крайне тяжелые. Засовывают и бусинки, кто-то прячет продукты, например, морковку. А в ушах бывают насекомые, иногда даже тараканы. Бывает, ребенок не сам себе что-то засунул, а его дружок в садике положил детальку, например.

— А взрослые с таким приходят?

— В нос взрослые точно ничего не закладывают, психически здоровые взрослые. А в уши… Бывает, что тоже тараканы заползают. А был случай, когда пациент собирал в лесу грибы, у него заболел зуб. Есть такая народная примета: чтобы избавиться от зубной боли, нужно корень подорожника положить в ухо — все пройдет. Он так и сделал, положил. В итоге зуб прошел, а корень вытащить мужчина уже не смог.

Семья, наставничество, молодые врачи

— Наталья, а что у вас кроме работы, хобби есть?

— После работы я мама, жена и хозяйка в доме. Честно, после работы остаются силы только на это, уже не до хобби.

— Какие качества необходимы современному врачу?

— В современном мире нужно быть юридически грамотным и конкурентоспособным, потому что уровень конкуренции возрастает. Нужно все уметь выполнять по документам, по приказам, надо их знать и уметь ориентироваться. Это, что касается современных реалий. А вообще — всегда нужно уметь читать, готовиться самостоятельно. И хорошо, если повезет с опытным наставником. Что сейчас бывает достаточно редко.

— А вы сами были наставником?

— К сожалению, в последнее время я постоянно являюсь наставником. Почему «к сожалению», объясню. Молодых докторов приходится учить, а один потом уволится, другой — уедет. А вкладываешь в каждого много, но это жизнь… Все время учишь, чтобы трудились они на благо Костромы и костромичей. Но многие остаются работать и у нас. Есть доктор, которого мы из Ярославля пригласили, ассимилировался, живет здесь теперь.

— Какие сейчас молодые специалисты? Отличаются от выпускников прошлых лет?

— Отличаются от наших выпусков, когда я училась. Отличаются по знаниям. Они слабее. Стали хуже готовить в институте: там сейчас сложно приобрести хорошие практические навыки. Студентам мало дают практики, мало дают оперировать, больше теоретических знаний. Когда мы учились, нас готовили иначе: давали и пациентов, и пациенты нам давались. Да и время было другое. Сейчас им сложнее. Но если человек хочет научиться, можно это сделать в любых обстоятельствах.

ТОП-3 вопроса

— Портят ли слух наушники?

— Да. Использование не самих наушников, а музыки или звука через наушники — это усиливает нагрузку на слуховой нерв и с возрастом появятся проблемы со снижением слуха.

— Что такое храп, бороться ли с ним?

— Однозначно, на храп нужно обращать внимание. Причин для храпа очень много. Он опасен, если во сне происходит задержка дыхания, человек какой-то период времени не дышит. Если интервалы задержки дыхания большие — это синдром внезапной смерти. Кроме того, что вы можете мешать соседу по кровати, если он есть, это опасно и для самого человека. Когда вы храпите, вы плохо высыпаетесь, могут быть головные боли, поднимается артериальное давление.

— Медицина — это профессия или призвание?

— И призвание здесь тоже должно быть, не только диплом. Потому что мы работаем с людьми: не просто сделал дело и пошел. Нет. Люди разные: могут поглощать энергию, действовать на нервы. От этого очень устаешь, ты ведь тоже человек, не робот. Поэтому только с определенным складом характера и настроем на работу можно остаться в профессии. Медицина — это призвание.

Светлана ПАНКРАТОВА