Мы продолжаем наш поиск погибших и пропавших без вести солдат Великой Отечественной войны. Наш сегодняшний рассказ о судьбе уроженца Макарьевского района Василия Ивановича Морозова, пропавшего без вести в годы войны.

В штаб акции «Вместе ищем солдата» обратились с просьбой узнать информацию о своем не вернувшемся с войны родственнике — Василии Ивановиче Морозове: «Морозов Василий Иванович родился в 1921 году и до войны проходил службу на правительственном корабле. Когда же началась война, он подал рапорт о направлении его на фронт. Насколько нам известно, воевал он до 1944 года. Буду признателен, если сможете узнать хотя бы какую-то информацию о моем родственнике».

В фондах военных архивов нам удалось найти лишь одно упоминание об уроженце Макарьевского района 1921 года рождения Василии Ивановиче Морозове. Надо полагать, что речь в этом документе идет именно о вашем родственнике, хотя вы вправе сомневаться в этом.

Мы разыскали карточку военнопленного Василия Ивановича Морозова, 1921 года рождения, уроженца Макарьевского района тогдашней Горьковской области, в которой говорится, что боец 202-го артиллерийского полка Морозов 12 июля 1941 года был пленен у населенного пункта Гиль и изначально был доставлен в лагерь для военнопленных шталаг IV В.

В 1941/42 гг. этот лагерь служил центральным приемочным и распределительным пунктом для вновь прибывающих советских военнопленных. В общей сложности здесь умерло около 25000–30000 советских и более 900 военнопленных из других стран. Причиной их смерти были прежде всего недостаточность питания и катастрофические санитарные условия. В июле 1941 г. были доставлены первые советские военнопленные. После регистрации, медицинского обследования и гигиенической обработки они вначале были размещены под открытым небом.

Нехватка колодцев и соответственно нехватка воды заставили пленных, получающих и в количественном, и в качественном отношении совершенно недостаточно продовольствия, пить из луж. В этих условиях быстро распространялись отеки от голода, скорбут и хронические поносы, что дополнительно ослабляло обессиленных от тяжелых боев и длительного этапирования пленных. Нехватка туалетов, умывальников, защиты от вшей создавала ужасные гигиенические условия.

Это способствовало возникновению эпидемий дизентерии, брюшного и сыпного тифа, жертвами которых в 1941/42 гг. стали тысячи пленных. С декабря 1941-го по март 1942 г. из-за эпидемии сыпного тифа лагерь был на карантине. Если до начала карантина в лагере находилось еще 10677 пленных, то после его снятия в апреле 1942 г. их осталось лишь 3729. В лагерь во время карантина из медперсонала никто не прибыл.

Шталагом IVВ не окончились земные мытарства нашего солдата. Документ сообщает нам о том, что под конец своей жизни в неволе Василий Морозов был помещен в широко известный лагерь «Маутхаузен» в Австрии, где 16 января 1941 года и оборвалась его жизнь.

Сегодня на территории бывшего «Маутхаузена» расположен братский мемориал в память о погибших узниках этого страшного концлагеря.