В редакцию «Северной правды» пришло письмо от Альвина Евстафьевича Еремина. Он поделился с нами воспоминаниями о жизни костромичей и, в частности, своей семьи в годы Великой Отечественной войны. Мы решили опубликовать его на страницах газеты, чтобы и вы из первых уст узнали, как в тылу ковалась Победа.

«СП»-Справка

Альвин Евстафьевич ЕРЕМИН

более 40 лет проработал в партийных и советских органах Костромской области. С 1986-го по 1990 год — председатель Костромского облисполкома

С 1990-го по 1993-й руководил комитетом Верховного Совета РСФСР по промышленности и энергетике, возглавлял межотраслевую хозяйственную ассоциацию по производству, переработке и экспорту льняной промышленности «Русский лен».

***

«Я родился в 1932 году в селе Куниково Костромского района. Отсюда на фронт ушли 600 мужчин, а вернулись домой лишь 74 человека.

До войны мы жили хорошо. Родители работали в колхозе с начала коллективизации. Отец, Евстафий Гаврилович, был председателем «Красного животновода», мать — рядовой колхозницей. За годы коллективизации построили крупный животноводческий комплекс, конюшню, маслозавод, овощехранилище. На трудодни колхозники получали зерно, картофель и другую продукцию — все из выращенного урожая. Я тоже участвовал в хозяйственных работах: работал на сенокосе, доил корову. В те же годы родился мой брат.

Началась война. Мы, пацаны, плохо представляли ужасы военных действий. Правда, повезло посмотреть киносборники финской войны. Также мы читали каждый выпуск газеты «Правда». На ее страницах сообщали о том, что фашисты бомбили города и поселки, гибли люди, шли ожесточенные бои. Мы гордились подвигами наших военных.

Наша семья осталась без отца — призвали на фронт. Мы его проводили уже в октябре 1941-го. Часто обменивались письмами. Из этих фронтовых листочков узнали, что он воюет на Калининском фронте, в начале 1942-го несколько раз удачно ходил в разведку. Через некоторое время от отца получили письмо о том, что его переводят в роту ПТР. Мама и бабушка не знали, что это означает. Я объяснил, что ПТР — это противотанковое ружье.

Однажды мы с мамой поехали на санках за сеном для коровы. Возвращаемся к дому, слышим, все плачут — оказалось, получили похоронку о гибели отца. Рядом с ним взорвался немецкий снаряд. Это случилось 1 декабря 1942 года.

Все эти сложные годы, вспоминая заветы отца, старался помогать матери, работал в колхозе. Очень хотел продолжить учебу, но сельская школа сгорела. Как и 110 домов. Мама договорилась, чтобы ее знакомые в Костроме приняли меня к себе. Так с двоюродным братом мы переехали в город и продолжили обучение. Условия жизни были очень плохие. Спали на полу, голодали. Я сильно заболел, по всему телу пошли чирьи. Мама забрала меня домой. Позже узнал, что некоторые сельские ребята ходят в школу за семь километров от нашего дома, и присоединился к ним. Зимой на лыжах, летом — пешком.

Вечерами с мамой плели лапти. За месяц получалось около десяти пар. Мы их сдавали в магазин и получали «сахарин» и другие продукты. Кроме того, в нашем колхозе выращивался табак. После уборки стволов в земле оставались корни. По зиме мы их выдалбливали, сушили и смешивали с остатками листьев. Получалась крепкая махорка. Табак стоил больших денег.

Окончилась война, но жизнь продолжалась. Я поступил в училище в Костроме. Мама узнала, что там бесплатно кормят и одевают, поэтому среди учебных заведений особо не выбирали. Через два года получил специальность токаря 5-го разряда и устроился на завод «Рабочий металлист».