Мы продолжаем наш поиск погибших и пропавших без вести солдат Великой Отечественной войны. Наш сегодняшний рассказ о костромиче Игоре Жидилове, пропавшем без вести в первые дни войны.

Родственница ищет бойца

В штаб акции «Вместе ищем солдата» обратилась родственница участника Великой Отечественной войны:

«Я очень хочу узнать о судьбе моего родственника — Игоря Александровича Жидилова. Он 1916 года рождения. По нашим данным, он служил в артиллерии, в 49-й стрелковой дивизии.

Мы в свое время нашли его сослуживца, и он рассказал, что с моим родственником последний раз виделись под Брестом. В рассказе упоминалось и село, или деревня, Милечица. Группу бойцов, где был и мой родственник, взяли в кольцо бендеровцы вблизи Брестской крепости».

Единственная «ниточка» в 41-й год

Нам удалось найти лишь один документ, повествующий о судьбе вашего родственника, — это поисковая анкета. Из этого документа мы узнали, что ваш родственник был призван на действительную воинскую службу в 1937 году. С этого времени он, по всей видимости, избрал для себя путь кадрового военного.

Игорю Александровичу довелось служить в 49-й стрелковой дивизии (первого формирования).

49-я стрелковая была создана в сентябре 1931 года в Костроме. В городе располагались управление самой дивизии и часть подразделений. Два полка находились в Кинешме, еще один полк — в Буе. В 1938 году дивизию усиливают и направляют в Ленинградский военный округ, где она базировалась в Старой Руссе, Вышнем Волочке и Малой Вишере.

«Боевое крещение» подразделения дивизии прошли во время войны с Финляндией, где 49-я стрелковая отличилась в боях и была награждена орденом Красного Знамени. Затем дивизия обеспечивала мирное присоединение к СССР прибалтийских республик.

22 июня

22 июня 1941 года 49-я стрелковая дивизия встретила на участке, ограниченном населенным пунктом Семятыче, станцией Черемха, восточной окраиной города Высоко-Литовск и селом Малые Зводы. С юга позиции дивизии примыкали к приграничным укреплениям вдоль реки Буг.

Как только прогремели первые выстрелы новой войны, согласно имевшемуся плану, подразделения дивизии перешли пограничную реку Буг и заняли оборону на рубеже между населенными пунктами Нурец и Дрохичин.

166-й гаубичный артиллерийский полк, в котором командиром батареи в звании младшего лейтенанта служил наш солдат, свой первый бой принял в 25 километрах от населенного пункта Нурец.

Ко второй половине дня 22 июня противник по левому флангу обошел части дивизии и продолжил движение на восток, а подразделения 49-й стрелковой вынуждены были отойти на север и северо-восток.

В леса Беловежской пущи

К 25 июня дивизия отошла к Беловежской пуще, где была окружена частями противника. 27 июня через деревню Новый Двор бойцы дивизии попытались прорваться к своим, и некоторым из них это удалось. Оставшаяся большая часть 49-й стрелковой дивизии снова углубилась в лес, где после тщательного прочесывания территории противником к 3 июля была практически полностью уничтожена.

Но и тем бойцам, которые сумели прорваться у деревни Новый Двор, не удалось соединиться с регулярными частями Красной Армии: вначале путь им преградили части дивизии «Великая Германия». По пятам подразделения 49-й стрелковой преследовали и добивали отставших 131-я и 135-я дивизии Вермахта. Они и поставили последнюю кровавую точку на боевом пути этой дивизии

Официально 49-ю стрелковую дивизию расформировали 19 сентября 1949 года.

Смерть окружала повсюду

Увы, сегодня мы не сможем наверняка ответить, где именно и при каких обстоятельствах оборвалась жизнь вашего родственника — младшего лейтенанта, артиллериста Игоря Александровича Жидилова. Он мог погибнуть на первой боевой позиции его батареи — в 25 километрах от деревни Нурец. Его могли убить 27 июня при прорыве из вражеского окружения у деревни Новый Двор. Наш солдат мог быть убит при тотальном и кровавом прочесывании Беловежской пущи войсками противника, закончившемся к 3 июля. Наконец, группа окруженцев могла нарваться на засаду дивизии «Великая Германия» или быть настигнута огнем 131-й или 135-й стрелковых дивизий немцев.