Эдуард Марамохин сейчас аспирант, преподаватель Костромского государственного университета и медицинского колледжа. Свои исследования в области экологии и биологии он делает принципиально с практическим уклоном. Наш герой получил опыт работы в медицине, педагогике и уверен, что нестоличные исследования имеют право на свое слово в науке. В интервью «СП» Эдуард рассказал, что делается биологами и экологами в регионе.

Цель поставлена

— Эдуард, расскажите, с чего начинали?

— Путь в науку и в науке у меня длинный. Я окончил медицинский колледж на фельдшера. Потом думал о том, продолжать работать в медицине или получить высшее образование. Решил пойти в университет. Пока не поступил, работал в нашей четвертой поликлинике. Потом армия, учеба в КГУ – прошел все ступени от бакалавриата до аспирантуры.

— В какой момент поняли, что пора в науку?

— Эти специальности, медицина и биология… Понимаете, я не учился, я буквально жил этим. Что называется, моя стихия. Поэтому вопросов не возникало, что делать и куда двигаться дальше. И цель у меня всегда была конкретная – получить степень сначала кандидата, а затем, может быть, и доктора.

— А почему «мигрировали» из медицины в биологию?

— Тут история была простая и часто встречающаяся: документы подавал в медицинский вуз, не прошел. Но я об этом ни разу не пожалел, когда стал учиться на биолога. По сути, медицина – это прикладная отрасль биологии. По отраслям знания биология охватывает больше. И кругозор у биолога шире.

— Сейчас вы аспирант, над чем работаете?

— Мое исследование о трутовых грибах. Работа имеет практическое значение для лесной отрасли. С чем наш регион чаще всего ассоциируют? Лес и торф. Это главные наши природные богатства. Все понимают, что лес подвержен различным воздействиям со стороны других организмов. Именно они часто оказывают негативное воздействие. В частности, трутовые грибы поражают спелый лес, который используется в деревоперерабатывающей промышленности. Эти грибы снижают качество древесины и даже могут приводить к гибели дерева. Я как раз изучаю биологию и экологию этих грибов, чтобы понять, как предотвратить заражение деревьев и как правильно проводить санитарные и технические мероприятия.

На словах или на деле?

— Есть ли костромская наука с «практикой»?

— Этот вопрос является актуальным не только для Костромской области, но и для других регионов нашей страны. Во многом науку делают регионы. Некоторые ученые вышли не из столичных учебных заведений, а из региональных. Например, ученые из нашего чижовского техникума – работали над созданием пластмассы, клея ПВА.

— Главное – потенциал?

— Дело еще в том, что региональная наука закаляет. Сложности есть, да, – с материально-технической базой. Но человек, не имея дорогостоящего оборудования, начинает думать, искать в сложных условиях замену этой технике. И находит, потому что владеет научным знанием.

— Хорошее умение…

— Да, российских ученых и поэтому тоже ценят за рубежом. Там часто так: кнопку нажал, прибор все сделал. А наши могут сделать сам прибор. У наших ученых более сложно устроена мыслительная деятельность. Могут что-то решать обходным путем, это вызывает уважение.

— А как развиваются в Костроме экология и биология?

— Если взять нашу кафедру биологии и экологии, то тут больше работы с экологическими аспектами. Мы сравниваем ситуацию в регионе, оцениваем качество воды, у нас есть эталонные участки, где показатели на высоком уровне. Например, заповедник «Кологривский лес». Мы можем сравнивать атмосферный воздух, гидрологические показатели города и заповедника. И давать оценку состояния, допустим, городской среды. Занимаемся и экологическими прогнозами. А в 2019 году под руководством нашего университета и на шей кафедры была издана региональная Красная книга. Это второе издание, над которым трудились лучшие ученые региона на протяжении десяти лет.

А у нас в Костроме…

— Как бы вы оценили экологию в регионе, скажем, по 5-балльной шкале?

— Оценка «4». Все зависит от развития отраслей промышленности и, в частности — тяжелой промышленности и, конечно, других факторов. У нас предприятий, относящихся к группам высокого экологического риска, в области практически нет. В основном, по исследованиям, вся экологическая нагрузка ложится на автотранспорт. Это, в свою очередь, характерно для многих регионов.

— В Костроме можно говорить об уникальных разработках?

— Есть большое направление по клональному микроразмножению растений. В городе всего три лаборатории, которые занимаются такой работой, что делает это направление уникальным для Костромской области.

— А что это?

— Это высокотехнологичное производство. Цели две. Первая – коммерческая. С помощью клонального микроразмножения можно получить много посадочного материала ценных культур. Например, земляники или жимолости. То, что реально нужно людям, сельскому или лесному хозяйству. Некоторые промышленные предприятия нашей области были заинтересованы в покупке высокопродуктивных саженцев осины, был составлен договор с одним крупным предприятием по поставке данного посадочного материала. И другая цель – научная. Эксперимент с некоторыми культурами по возможности применения метода клонального микроразмножения для получения оздоровленного посадочного материала. Некоторые культуры капризны, биохимия растения до конца неизвестна, поэтому проводятся исследования.

— Есть глобальная мечта для науки?

— На самом деле не мечта, а надежда. Многие ученые в стране и в мире не оценены. У нас есть артисты, актеры с мировой славой, их знают и любят. Но серьезные ученые остаются на задворках. По сегодняшней ситуации с коронавирусной инфекцией это особенно заметно: все резко повернулись к врачам и ученым, выражают слова благодарности, общество стало проявлять заботу, поскольку многие из них на передовой борьбы со смертью. Но врачи и ученые работали ведь всегда. И уважать и ценить их нужно тоже всегда, а не от случая к случаю.