Хорошо ли вы знаете родной язык? Сколько слов в вашем лексиконе? Вероятнее всего, около 80000 — средний словарный запас взрослого человека. Этого достаточно, чтобы спокойно общаться с окружающими. А чтобы гармонично развиваться ребенку, ему нужно узнавать около десяти новых слов в день. Но что делать, если он их не слышит? Корреспондент «Северной правды» встретился с дефектологами Светланой Жерноклеевой и Ларисой Смирновой. Они более 30 лет учат разговаривать глухих и слабослышащих детей, открывают перед ними новые горизонты.

Первые слова

— С чего начинается работа дефектолога, когда к нему попадает ребенок?

Л.С.: Работа дефектолога начинается с обследования. Мы смотрим, что может ребенок. Нет детей, которые совсем ничего не слышат. Может быть, ребенок отреагирует на звук барабана, громкий голос, звонок. Конечно, он не поймет его смысл. Но это уже важный первый шаг.

С.Ж.: Затем начинается дифференциация звуков. Мы учимся их различать. Постепенно звуковой словарь ребенка начинает расширяться. Параллельно в него включается и речь.

Л.С.: Посмотрите, сколько материалов размещено в классе! Картинок, табличек, игрушек! У нас трехлетние дети уже глобально воспринимают печатное слово и соотносят его с предметами. Например, вот это количество букв — мяч, а это — молоко (улыбается).

— Родители помогают вам в этой работе?

Л.С.: Конечно, мы всегда просим родителей как можно больше разговаривать с детьми. Не размахивать руками и тыкать пальцем в предмет, а общаться нормально.

С.Ж.: Кроме того, очень важно подписывать предметы в доме. Размещать таблички на всем: от стены до ложки. Обращая внимание на них, ребенок начинает увеличивать свой словарный запас.

Л.С.: Но первое и основное, чтобы родители вовремя заметили, что у ребенка проблемы со слухом. Обратились к врачу, прошли полную диагностику. В нашей практике были случаи, когда к нам приходили семилетние дети практически, как Маугли. Они не могли общаться с учителями, сверстниками. С глухими и слабослышащими детьми нужно начинать заниматься как можно раньше. Уже с полутора лет.

— В чем основная сложность вашей работы?

С.Ж.: Основная трудность работы дефектолога в незаметности результатов. Изменения могут не происходить на протяжении очень долгого времени. Кроме того, невозможно встретить двух детей с абсолютно одинаковыми проявлениями дефекта. Также есть дети, которые просто не хотят ничему учиться. С ними работать труднее. Мне кажется, что в нашей работе важнее всего установить контакт и доверительные отношения. Без них прогресса не будет.

Наши дети

— Вы любите своих учеников?

Л.С.: Конечно (смеется). Их нельзя не любить! Мы так много времени проводим вместе, так тесно работаем, что становимся практически родственниками.

С.Ж.: Многие дети, особенно из районов, ищут поддержку, нуждаются в заботе… Ребята выпускаются из школы, строят свою жизнь, а мы до сих пор храним их записки.

— Вы уверены в будущем детей, которые выпускаются из школы?

С.Ж.: Мы прикладываем все усилия к тому, чтобы ребята нашли место в этом большом мире. К сожалению, многие родители думают, что смогут вечно оберегать своего ребенка. Это не так. Время идет, ребята взрослеют. Они мечтают о собственных семьях, детях, строят карьеру. У многих это получается.

Л.С.: Среди наших выпускников инженеры, стоматологи. Недавно выпускница с успехом поступила в КГУ, очень хорошо сдала экзамены. Многие не знают, что в старших классах ребята учатся по обычной общеобразовательной программе. Поэтому уровень знаний, который мы даем, не отличается от обычных костромских школ. Правда, чтобы их получить, ребята прикладывают в разы больше усилий. Я ими очень горжусь.

С.Ж.: В свой первый день работы в школе для глухих и слабослышащих детей у меня слезы не переставали течь из глаз. Не выдержав, я пошла к директору писать заявление на увольнение. Сказала, что мне жаль детей. А он ответил так, что я запомнила эту фразу на всю жизнь: «Если жаль — значит ты им нужна. Кто о них еще позаботится». Поэтому я здесь. Это мои дети. И они нужны мне так же, как и я им.

— Учились ли вы специально, чтобы работать в этой области?

С.Ж.: Да, я оканчивала дефектологический факультет. Методики преподавания, конечно, очень важны. Но любовь, энтузиазм и творческий подход — не менее.

Один за всех

— Во время обучения ребята продергивают друг друга?

Л.С.: Они — один за всех и все за одного. Держатся очень дружно. У них настоящее братство, куда не берут со стороны. Поэтому, когда в класс приходит новый учитель, ему обязательно устраивают проверки. Смотрят, как он отреагировал на ту или иную ситуацию. Если все верно, считают своим (улыбается).

— А как ребята общаются друг с другом? Языком жестов, речью?

С.Ж.: Наши ребята стараются разговаривать даже между собой. Кто как умеет, но все равно говорят. К сожалению, многие замыкаются дома или в общественных местах, но мы стараемся им помочь с этим справиться. Возвращаясь к разговору о родителях, именно здесь и требуется их поддержка и забота. Не нужно потакать ребенку, лучше попробовать понять, что он чувствует, насколько ему сложно.

Л.С.: Даже в школе для глухих и слабослышащих некоторые ребята в определенном возрасте начинают стесняться слуховых аппаратов. Снимают их не только дома, но и на занятиях. Поэтому больше всего мы были бы рады тому, чтобы детям всегда и везде оказывалась поддержка.

Алина ОДИНЦОВА

«СП»-СПРАВКА

Светлана ЖЕРНОКЛЕЕВА и Лариса СМИРНОВА — дефектологи школы-интерната Костромской области для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья по слуху. В профессии более тридцати лет.