Верите ли вы в судьбу? В то, что каждый наш шаг предопределен и имеет особое значение? Белорусский художник Вадис Красовский верит. В этом интервью «Северной правде» он рассказал о том, как одна знаковая встреча кардинально изменила его жизнь, о сакральном значении портрета Николая II, а также о тесной исторической связи Костромы и Могилева.

Слово мэтра

— В чем особенность вашего портретного стиля?

— Я с детства увлекался нумизматикой. Но мое хобби было не качественным, а количественным — чем больше монет соберу, тем лучше. В 90-х, когда советские деньги вышли из оборота, моя коллекция заметно выросла. Однажды я задумался, как интересно их применить, и решил объединить два своих увлечения — нумизматику и написание портретов. Так родилась техника «фейс-мани».

— У вас есть профессиональное художественное образование?

— Нет, писать портреты я начал в армии. Там же и приобрел необходимые навыки для работы художником. Но искусство окружало меня с детства — моя мама разрабатывала модели одежды.

— Как начинающий художник из Могилева смог стать известным широкой публике?

— Мне кажется, благодаря оригинальной идее и упорству. Меня, как портретиста, всегда вдохновлял Никас Сафронов. Я долгие годы мечтал встретиться с ним, но понимал, что надеяться на личную встречу практически невозможно. Поэтому решил создать его портрет в технике «фейс-мани» и преподнести на день рождения. На портрет размером 1,8 на 1,4 метра ушло ровно 8 тысяч 55 советских «двушек» и девять месяцев работы.

— Сложно ли было создавать такое масштабное полотно?

— Я несколько раз хотел остановить работу. Ведь, чтобы оценить холст, нужно посмотреть на него хотя бы с расстояния нескольких метров. А собирал портрет я на полу в собственной гостиной. Чуть ли не на люстре висел (улыбается). Кроме того, для моей семьи эти месяцы стали настоящим испытанием. Они буквально ходили по периметру комнаты, чтобы случайно не повредить работу.

— Но все получилось?

— Да, мне удалось через помощников Никаса Сафронова договориться о встрече с мэтром. Я до последнего держал в тайне свой подарок. Сказал лишь, что он из металла и дерева. Привез портрет, закрытый тканью, прямо к дому. Поставил во дворике. Никас спустился — я открыл портрет. Повисла пауза. Он воскликнул: «Это что, действительно все выполнено из настоящих советских монет?!». Уже через минуту мы заносили портрет в его дом. Затем несколько часов пили чай, разговаривали. Он дал мне ценнейшие напутствия и буквально дорогу в творческую жизнь. Кроме того, Никас подарил мне две большие картины!

— А где сейчас находится портрет Никаса Сафронова? В его доме?

— Нет, он решил включить его в свою выставку, которая не так давно была и в Костроме. Удивительно другое. Описав круг, портрет в числе экспозиции приехал в родной Могилев, где я его и создавал.

Живая легенда

— На вашем пути еще были подобные знаковые встречи?

— Да, Никас Сафронов помог мне встретиться с великим Зурабом Церетели. Я также преподнес ему портрет, выполненный из монет. Для меня эта встреча стала настоящим переворотом и в личном, и в творческом планах. Его реакция на мою работу вызвала огромный творческий восторг. Он подошел ко мне, пожал крепко руку и сказал, что это очень оригинально и красиво. Кроме того, он распорядился поместить портрет в один из многочисленных залов своей галереи.

— Что было дальше?

— Затем случилось невероятное — в Российской академии художеств меня, иностранца, наградили благодарностью за профессиональное исполнение художественных произведений. Это стало еще одним подтверждением, что я иду по верному пути.

— Расскажите, а чем вы занимались до признания вашей художественной деятельности?

— Я был предпринимателем. Но всегда чувствовал, что это не мое. Не лежала у меня душа к коммерции.

— А ваша семья, окружение гордятся вами?

— Безусловно, но, естественно, они не могут дать объективную оценку моей работе. Красиво и красиво. Поэтому я не просто так прошел такой путь, чтобы встретиться с легендами нашего времени.

Путь Николая II

— В числе ваших работ есть портрет Николая II. Расскажите, почему вы решили создать его?

— Николай Романов часто бывал в Могилеве во время Первой мировой войны. До сих пор там сохранилось здание, где была его военная ставка. Поэтому для моего родного города это важнейшая личность. И для меня было логичным решением одним из первых создать его портрет.

— Налицо историческая связь Костромы и Могилева. Может быть, вы выбрали для проведения своей выставки Кострому не случайно?

— Нет (улыбается), это спонтанное решение. Мы планировали в этом году приехать с выставкой в Россию, но сложная эпидемиологическая обстановка смешала все карты. Сейчас нас радушно принял ваш город. В этом я действительно вижу определенный символизм. Кстати, Кострома — первый город в России, где проходит моя выставка.

— А вам понравилось в Костроме?

— У вас гораздо прохладнее, чем в Белоруссии (улыбается). Но люди очень теплые и радушные. Это компенсирует ненастную погоду.

Алина ОДИНЦОВА

«СП»-справка

Вадис Красовский — белорусский художник из Могилева. Создает портреты известных личностей из советских монет.