О чем можно говорить в канун Дня Победы? Конечно, о героизме, надежде и любви к своей Родине. Поэтому «Северная правда» встретилась с Григорием Алетиным, ветераном Великой Отечественной войны. Человеком, который сражался на Западном и Южном фронтах. Кроме того, 50 лет Григорий Миронович был активным внештатным корреспондентом «Северной правды», где, в том числе, много писал о своей службе в армии. Поэтому эта «СП» — Гостиная» будет необычной. В ней мы соединили современное интервью и статью нашего героя «Доброволец», написанную им в 2000 году к 55-летию Великой Победы.

«СП»-Справка

Григорий Алетин — ветеран Великой Отечественной войны. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией». После Победы служил в воздушнодесантных войсках в Костроме, работал сборщиком на судомеханическом заводе.

Доброволец

— Григорий Миронович, как вы попали в армию?

— Когда началась война, я был несовершеннолетним — мне тогда исполнилось 16 лет — в то время подростков еще не призывали в армию. А моим старшим друзьям уже пришли повестки. Поэтому я подумал, что лучше идти вместе со всеми, чем потом одному, и пришел в военкомат. Там были рады каждому человеку и сказали: «Уж коли явился, не отсылать же тебя обратно». С тех пор и пошло, что я доброволец.

«Вот так я оказался в рядах защитников Родины, заменив погибшего отца. Воевал на Ленинградском, Прибалтийском и Первом Украинском фронтах. Участвовал в боях по окончательному снятию блокады Ленинграда, освобождению Эстонии, а затем в завершающих сражениях на территории Германии. Имел звание сержанта, был командиром минометного расчета»

— Вы помните свой первый бой?

— Под Ленинградом я принял первое боевое крещение. Там меня ранили в руку. Когда командир увидел повязку на руке, то сразу отправил в санчасть. Я категорически отказался. Говорю, царапина у меня. Но командир настоял.

«Оказалось, что у меня не «царапина», а настоящая рана. Через четыре дня в госпитале из газеты я узнал, что мои однополчане отличились при освобождении Выборга и им объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего. А я провалялся на госпитальной койке целый месяц. Вот тебе и царапина!»

 — Куда вы направились дальше?

— Из Ленинграда нас отправили на юг — наша дивизия влилась в состав 1-го Украинского фронта. Там со мной приключилась такая история. Линия фронта двигалась очень быстро, пешим ходом мы за ней не успевали. Так командование посадило нас на танки, и уже на них мы догоняли передовые части. Помню, впереди мы увидели колонну, которая шла нам навстречу. Позже мы поняли, что это военнопленные, которых вели в Россию. Когда наши танки остановились, чтобы пропустить их, я по-немецки спросил, хотят ли они хлеба. На что услышал ответ: «А мы русские». Оказалось, что это власовцы, воевавшие на стороне Третьего рейха. До сих помню свое внутреннее возмущение. Я ответил им: «Русские — это те, кто идут на запад, а вас ведут на восток».

— Как вы шли по Германии? Что запомнилось?

— По немецкой земле я прошагал немного верст, на два месяца выбыв из строя: был ранен в ногу. После месячного пребывания в госпитале меня направили на офицерские курсы при той же 21-й армии. Через три месяца на моих погонах вместо лычек должны были появиться звездочки. Меня это не прельщало. Я, наверное, не тот солдат, который хотел стать генералом. Едва зарубцевалась рана, я подал рапорт об отчислении с курсов. Не без труда добрался до своего полка и пробыл в нем до победного конца.

— Вы помните День Победы?

— Мы шли вслед за пехотой по городу Вальденбург. Помню, началась стрельба изо всех орудий. Мы сразу не поняли в чем дело, оказалось, что кончилась война. Но впереди у меня было еще четыре года службы. Я вступил в 105-ю гвардейскую Венскую воздушно-десантную ордена Красного Знамени дивизию. Там совершил пятнадцать прыжков с парашютом.

Журналистская стезя

— Как вы начали работать в «Северной правде»?

— Редактор «Северной правды» увидел мой фельетон, который я написал, работая на судомеханическом заводе. Сказал, что у меня очень хороший слог. Так я присоединился к журналистскому братству. В штате проработал недолго, позже стал работать за ним. Но писал много: о жизни завода, людях, юмористические очерки. Очень мне эта работа нравилась. До сих храню все вырезки из газет со своими материалами. Также отправлял статьи и в федеральные издания.

— Какой случай из журналистской деятельности вам запомнился больше всего?

— Когда в Кострому приехал известный советский поэт Сергей Михалков, он согласился выступить перед рабочими нашего завода. Читал басни «Непьющий воробей», «Бюрократ и смерть», «Коты и мыши» и другие. Многие из моих коллег узнали в них себя. Ну, узнали и узнали. По итогам творческой встречи в «Северной правде» вышла моя заметка. И вдруг подходит ко мне один из товарищей и говорит: «Ты, должно быть, думаешь, что нам неизвестно, почему Михалков читал именно эти басни? Ты ему все подсказал — обстановку на заводе знаешь». Так, благодаря маленькой заметке «Сергей Михалков в гостях у судостроителей», опубликованной в областной газете, в глазах коллег я стал чуть ли не приятелем поэта. Именно этот случай помог мне почувствовать всю силу печатного слова и ответственность корреспондента.