В нашу редакцию поступило письмо. В нем своими воспоминаниями о военном детстве делится подполковник в отставке Михаил Семенович Уман. Он, как и миллионы подростков, работал изо всех своих сил, чтобы приблизить День Победы.

1941 год

Нам по тринадцать лет. Мы окончили пятый класс и перешли в шестой. 22 июня 1941 года фашистская Германия напала на нашу страну. Спокойная размеренная жизнь костромской детворы изменилась. Война застала нас, детей, в туристическом походе по местам охоты поэта Николая Некрасова, на знаменитых Спасских заливных лугах в деревне Малые Вежи. Мы, дети войны, помогали взрослым и стране, как могли. Летом 1941 года организовали сбор металлолома, очень нужного стране, работали в деревне Некрасовское, где есть озеро Святое, на прополке овощных культур и их уборке.

Осенью 1941 года нашу 22-ю школу, что была на улице Ленина, 86, объединили со школой №32 с Беговой улицы. Во многих школах открылись госпитали для раненых бойцов Красной Армии, а кроме того, 26-я средняя школа и индустриальный техникум были заняты эвакуированной в наш город Военно-транспортной академией. Кроме этого, в Кострому из Ленинграда прибыли и действовали 3-е Ленинградское артиллерийское училище, в котором учился и окончил его будущий писатель и лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын, а также Ленинградское инженерное училище, получившее орден Ленина в связи с 200-летием.

Нам во время войны пришлось учиться в три смены. Осенью и зимой нам, ученикам шестых классов, приходилось идти в школу в семь часов утра. Мне запомнилось, как зимой идешь в школу, а это два километра от дома, по Калиновской улице, встречаешь обозы лошадей, груженные сеном, и возчиков в тулупах — это везли сено с заливных Спасских лугов в знаменитый совхоз «Караваево», корм для коров — мировых рекордисток.

Осенью немцы рвались к Москве, и Кострома стала прифронтовым городом. Мы, дети, во дворах школы и домов рыли в земле щели-укрытия от бомбежек, дежурили со взрослыми на пунктах МПВО. Помогали взрослым копать противотанковый ров вдоль левого берега Волги, в черте города Костромы.

1942 год

В те годы отопление в школах было печное. Нам было по четырнадцать лет. В целях заготовки дров для отопления школы в зимний период руководство города Костромы издало распоряжение: силами учеников вытащить из реки Волги определенное количество бревен и уложить их в штабеля. Плоты с бревнами находились на берегу реки Волги, где сейчас расположен городской пляж, недалеко от будущего моста. И вот мы, мальчики и девочки четырнадцати лет, весь июнь 1942 года работали, вытаскивая бревна из реки.

Два старичка распускали в воде плоты. Мы, мальчики и девочки, двумя группами привязывали в воде веревками бревна за верхушку и комель и тащили на берег по направляющим бревнам в штабеля на расстояние до 100 метров. Это точь-в-точь, как нарисовано на картине Ильи Репина «Бурлаки на Волге», только мы тащили бревна не вдоль реки, а поперек, на берег. Вот здесь я впервые в жизни внес свое рационализаторское предложение, позволившее в дальнейшем сделать много усовершенствований по эксплуатации военной техники и получить почетное звание «Заслуженный рационализатор Туркменской ССР». Предложение заключалось в следующем: на берегу нашел толстую проволоку, из нее сделал два эллипсообразных круга-обода, к ним привязали веревки. С помощью этих ободов удобно было захватывать бревна и облегчался процесс вытаскивания их из воды.

Но во время войны действовали и пионерские лагеря. Июль месяц я провел в пионерском лагере в поселке Чернопенье на Волге. Лагерь был создан организациями, предприятиями Костромы, относящимися к структуре Костромского района. Поселок Чернопенье славился тем, что там проживала в основном династия капитанов речных судов, плавающих по Волге. У них был специальный гудок парохода, и тогда лодка с берега мчалась к проходящему мимо судну для всякой передачи.

Отдыхая в пионерском лагере, мы также работали на полях колхоза на прополке овощных культур и собирали ранние овощи, дежурили на кухне и т.д.

Осенью 1942 года нас, группу учеников 7-го класса, перевели учиться в 26-ю среднюю школу, которая временно размещалась на улице Юных Пионеров, где так же занимались в три смены.

1943 год

Весной 1943 года после уроков всем классом нас направляли на вывоз навоза с ферм подсобного хозяйства фабрики «Знамя труда» на пригородные поля, где сейчас расположен поселок Первомайский. Запрягались в большие санки и тащили их два километра. Сами нагружали и разгружали санки лопатами.

В июне 1943 года нас направили в колхоз, расположенный в поселке Мякишево, за Ребровкой. Трудились на разных сельскохозяйственных работах. Затем, по нашей просьбе, колхозники взяли нас на косовицу травы на заливные Спасские луга, где охотился поэт Николай Некрасов.

«Пожня» — это летний лагерь на косовице трав. Конечно, без всяких удобств, только одна природа. Очень рано надо было вставать для работы. На сенокосе мы занимались в основном сушкой скошенной травы, изредка брались за ручные косы, но это очень тяжелая работа, и нам, детям, была она не под силу. Сейчас на месте Спасских лугов плещется вода Костромского моря.

В июле 1943 года нас, 15-летних мальчиков, руководство школы направило на лесозаготовки. Это была тоже разнарядка руководства города, в целях обеспечения дровами школы в зимний период. Лесозаготовки находились в 50 км от города по сущевскому тракту.

Шли туда пешком, так как во время войны в гражданских организациях ни автобусов, ни достаточного количества автомашин не было.

В чем заключалась наша работа на лесоповале? Была проложена деревянная узкоколейная дорожка, то есть рельсы были сделаны из тонких сосен-жердей, а тележка с четырьмя колесами, у которых в ободах были выточены желоба, вручную передвигалась по этим жердям-рельсам.

Мы, по четыре мальчика на тележку, работали на вывозке бревен с делянки до берега реки на расстоянии до 1-1,5 км. Нужно было на своих плечах на делянке подобрать по размеру бревна, поднести их к тележке, загрузить ее. Далее толкать эту тележку вручную до берега реки Которосль. На обратном пути тележку приходилось снимать с рельсов, чтобы пропустить груженую тележку, движущуюся к берегу. Жили в домах колхозников. Питание было организовано за счет колхоза.

Осенью 1943 года я, как и большинство, поступил учиться в Костромской индустриальный техникум (сейчас это энергетический колледж — одно из старейших технических учебных заведений России).

Зима 1943-1944 года

В этом году зима оказалась очень снежная. После каждой снежной бури нас, теперь уже учащихся Костромского индустриального техникума, направляли на Костромской военный аэродром для очистки от снега стоянки боевых самолетов и рулежных полос.

Также по бездорожью ранним утром, еще было темно, шли мы на аэродром «гуськом» — 10 км от города, по сусанинской дороге через деревню Ребровка.

На аэродроме в это время базировалась бомбардировочная авиационная часть. Наши летчики на американских самолетах «Бостон» каждую ночь вылетали бомбить немецкие позиции на Северо-Западном и Калининском фронтах. Как обычно, нагнали людей много, а лопат для уборки снега было мало. Работали попеременно. К вечеру (зимой день короткий) мы также пешком возвращались домой.

1944 год

Мы, учащиеся Костромского индустриального техникума, эти два года занимались в цехе сварки машин и агрегатов завода им. Красина. Наши здания были заняты эвакуированной из Ленинграда Военно-транспортной академией. Там, где ходит мостовой кран сборочного цеха, было несколько комнат. В общем, под заводской шум мы штудировали науку.

Летом, во время каникул, мы, учащиеся техникума, работали на торфопредприятии «Космынино»: копали торф и грузили его в опрокидывающиеся тележки на узкоколейке, который затем на станции «Космынино» перегружался в железнодорожные вагоны «вертушки» для Костромской ТЭЦ.

После этой работы у большинства учащихся была малярия.

Я тоже перенес ее, помню, как трясло все тело через день.

Нам по пятнадцать лет. В этот период чувствовалась уверенность в нашей Победе над врагом. В стране во время войны начались структурные преобразования: была образована (восстановлена) Костромская область.

Осенью 1944 года мы работали в пригородных колхозах. В основном на уборке картофеля и капусты. Наш техникум относился к Министерству химической промышленности СССР, поэтому у нас были рабочие карточки на продовольственные товары. Кроме этого, техникум во время войны имел свой отдел рабочего снабжения. Для иногородних студентов действовала своя студенческая столовая.

1945 год

Год Великой Победы. Мы уже стали юношами, нам по 16 лет. Как я уже и писал выше — наша область образовалась, но железнодорожного сообщения прямого с районами не было. Связь с ними осуществлялась через город Ярославль окружным путем. Для устранения этого недоразумения было принято местное решение — строить железную дорогу Кострома-Галич протяженностью 120 км. Стройку объявили «народной». Нашему техникуму выделили участок строительства дороги на 18 км от города.

Юноши и девушки техникума неоднократно работали на отсыпке грунта в полотно будущей дороги. Юноши возили тачки, груженные землей, а девушки нагружали пустые тачки. После этой тяжелой работы все вместе, юноши и девушки, спали в собраных из веток, жердей, кустарников и травы палатках, можно сказать, на голой земле, и никто никогда не роптал. Сейчас по железной дороге Кострома-Галич ходят грузовые и пассажирские поезда Москва-Хабаровск и Москва-Владивосток.

Вот так мы, дети войны, жили, учились и трудились в Костроме во имя нашей Победы.