В этом номере «Северная правда» встретилась, без сомнения, с одним из самых выносливых и популярных барберов Костромы. Известность к Владу Демидовичу пришла, когда он решил поставить новый рекорд Гиннесса по парикмахерскому искусству — безостановочно стричь клиентов в течение 48 часов. Как ему удалось не упасть от усталости во время марафона, а также какими качествами должен обладать настоящий барбер, читайте в этом интервью.

Учение и труд

— Влад, как долго ты работаешь барбером?

— В профессию пришел два года назад — работать в свой барбершоп меня позвал одноклассник Джохар. До этого я никогда не был связан с парикмахерским искусством — учился в КГУ, работал официантом, барменом, кальянщиком… Честно говоря, оказаться в профессии мог еще раньше, но были сомнения. Казалось, что это непрестижное дело. Ошибался (улыбается).

— А как ты научился делать мужские стрижки?

— Посещал курсы, учился у друзей. Специализированного среднего образования у меня нет. Сначала стриг за 100 рублей, потом за 200. Постоянно старался повышать свой уровень.

— Как думаешь, сейчас у тебя высокая квалификация?

— Я думаю, что об этом стоит судить не мне, а моим клиентам (улыбается).

Рекорд года

— Как ты пришел к тому, чтобы попробовать поставить рекорд Гиннесса?

— Эта идея появилась у моего директора — он думал, как раскрутить барбершоп. Я согласился, решил, что работа в течение 48 часов меня не убьет (смеется). Так как до этого я работал в сфере общепита, то привык мало спать, долго стоять на ногах, практически не есть и не пить.

— Как быстро вы все организовали?

— Буквально за неделю. Самое сложное было составить список клиентов, готовых принять участие в марафоне. Обзвонили всю базу. Но желающих оказалось так много, что мы даже составили лист ожидания.

— В итоге сколько человек ты подстриг за двое суток?

— Не знаю. Мы еще не считали. Изначально предполагалось, что каждого гостя я буду стричь около сорока минут. Договоренность была такой, что я сам подбираю стрижку, которая, на мой взгляд, больше подходит человеку. Но план сразу же с треском провалился — я начал разговаривать с людьми (улыбается), спрашивал пожелания. Поэтому какие-то стрижки, например, под машинку, выполнялись быстро, удлиненные делал дольше. Мы вовремя начали вызванивать людей из листа ожидания. Сначала пытались подсчитать, скольких человек я подстриг, но в конце первых суток оставили эту идею. Думаю, получилось около 70 человек.

— Открой секрет, так как же тебе удалось продержаться на ногах 48 часов?

— Во время марафона я практически не пил, ел шоколад и детское питание. Честно говоря, первые сутки прошли легко. Сначала казалось, что идет обычный рабочий день — рядом со мной была наша команда, кто-то даже стриг гостей. На вторые сутки все было, как в тумане. Казалось, что мой мозг спит, а руки работают сами. Такое состояние накатывало периодами, а затем открывалось второе, третье и последующие дыхания.

— Тебя поддерживали друзья, коллеги, семья?

— Да! Во время марафона ребята играли на пианино, устроили импровизированный концерт. Постоянно подходили, спрашивали, как я себя чувствую. Даже привезли удобную обувь. Я начал работать в обычных кроссовках, позже надел специальные массажные ботинки. Дома меня все тоже поддержали. Помню, на следующее утро позвонил отец и сказал: «Сын, ты, конечно, молодец, но вставай — поехали сажать картошку».

— В итоге, насколько тяжело тебе дался марафон?

— За двое суток я похудел на пять килограммов. Из тела ушла вся вода, мышцы буквально «сдулись».

Масочный режим

— Расскажи, насколько сложно работать с гостем в маске, не мешает ли это стрижке?

— Конечно, ношение маски доставляет сложности, но я уже приноровился. Тем более сейчас, после самоизоляции, люди идут в барбершоп не только подстричься, а скорее развеяться, поговорить, отдохнуть.

— Фактически сейчас ты работаешь психологом?

— В какой-то степени (улыбается). Человеку всегда нужно дать возможность выговориться.

— А на улице в маске тебя узнают?

— И в маске не узнают, и без маски (смеется). Марафон особой популярности мне не принес. Да, написали во всех костромских новостных лентах, пошумели и на соседние регионы, но суперзвездой я не стал. В инстаграмме на меня подписались 150 человек.

— А ты хочешь прославиться когда-нибудь?

— Конечно, как и любой другой человек. Главное — только чем-то хорошим.

Мода не дремлет

— Расскажи, что сейчас в моде. Какие стрижки выбирают мужчины?

— В основном все отдают предпочтение практичности. По бокам коротко, сверху длинно (смеется). Главное, чтобы легко было укладывать.

— А как же оригинальные стрижки на страничках мастеров в социальных сетях? Такое в реальности никто не носит?

— Обычно мы делаем нестандартные стрижки только для фото. После этого модель сразу же перестригаем. Делаем что-то более «носибельное». Повторю, сейчас ни у кого нет времени проводить часы у зеркала с феном в руках.

— С каким историческим периодом ты мог бы сравнить сегодняшнюю моду?

— Скорее всего с хиппи. Многие сейчас делают расслабленные удлиненные стрижки.

— А что с бородами? Носить или забыть?

— Конечно носить. Они до сих пор в моде. Но уверен, что в ближайшее время бороды с пьедестала подвинут усы. Это новый тренд.

Алина ОДИНЦОВА

Фото из архива  Влада Демидовича

«СП»-справка

Влад Демидович — барбер, костромич. В профессии более двух лет. В конце мая попытался поставить новый рекорд Гиннесса по парикмахерскому искусству. На данный момент молодому человеку 22 года.