Мы продолжаем наш поиск погибших и пропавших без вести солдат Великой Отечественной войны. Сегодняшний рассказ о судьбе костромича Василия Степановича Комякова.

Родственница солдата Василия Степановича Комякова, участника Великой Отечественной войны, просит нас разыскать его фронтовые следы:

«Мне не очень много известно о моем родственнике. Знаю, что родом он был из Судиславского района и перед войной жил в Костроме на улице Шагова. Известен и год рождения моего родственника — 1904-й. Если у вас найдутся какие-либо сведения о его судьбе, буду вам очень благодарна».

В военных архивах нам удалось обнаружить лишь один документ, касающийся судьбы вашего родственника, — это поисковая анкета, заполненная со слов Евдокии Ивановны Комяковой (очевидно, жены нашего солдата). В этом документе указано, что Василий Степанович родился в 1904 году на территории Михайловского сельского совета. На фронт он был призван 7 декабря 1941 года Костромским горвоенкоматом, поскольку на тот момент проживал в Костроме на улице Шагова. Указано в анкете и то, что последнее письмо от нашего бойца было отправлено родным 8 июля 1942 года. Сохранился и обратный адрес Василия Степановича — полевая почтовая станция №802, полевой армейский склад №2204.

По этим реквизитам нам удалось узнать, что в 1941-1942 годах полевая почтовая станция №802 обеспечивала почтовой связью 69-ю стрелковую дивизию. 69-я стрелковая была сформирована в Ташкенте и Чирчике в январе 1941 года. В апреле 1942 года после длительного марша подразделения дивизии занимают оборону длиной 27 километров в районе станции Барятино Смоленской области.

По отчетам дивизии за время обороны уничтожено свыше трех тысяч солдат и офицеров противника, разрушено сто дотов, тридцать блиндажей, взорвано два склада с

боеприпасами. Естественно, что в эти месяцы несли потери и подразделения 69-й стрелковой дивизии. То, что свое последнее письмо боец Комяков написал родным 8 августа 1942 года, вовсе не означает, что он погиб в ближайшие от этой даты дни. Письма могли затеряться в пути, или у солдата, служащего в дивизии, держащей оборону на ответственном участке фронта (а на дворе было тяжелейшее для советских войск лето 1942 года, когда пришлось оставить Севастополь, когда танки противника двигались по донским степям, а немецкие горные егеря рвались к горам Кавказа), попросту не могло найтись времени на написание писем. В этот период 69-я дивизия вела в основном позиционные бои и достаточно тщательно учитывала своих выбывших бойцов. Должно было произойти нечто из ряда вон выходящее, чтобы боец внезапно пропал без вести.

Наиболее трагические события на рубеже обороны 69-й стрелковой дивизии развернулись 1 января 1943 года, когда вражеские войска произвели неожиданный артналет и атаку, взяли пленных, заняли первую траншею. Только к полудню советские войска восстановили положение. В результате командиров полков и батальонов лишили наград и званий, а командира дивизии сняли с должности, в этот же день дивизия была сменена на передовой другим соединением и отведена на 15 километров в тыл.

Весьма вероятно, что именно в ходе неожиданной атаки противника на позиции дивизии и погиб Василий Степанович Комяков, которого в суматохе зимних боев этого дня не смогли учесть как погибшего. Не стоит исключать и версии того, что полевой армейский склад №2204, где были сосредоточены в том числе и боеприпасы, не пострадал от вражеских обстрелов и бомбежек в период с апреля 1942 по январь 1943 года. Тогда смерть нашего бойца могла наступить и раньше.

Сегодня на железнодорожной станции Барятино бывшей Смоленской, а ныне — Калужской области похоронено 797 советских солдат. Имена 109 из них до сих пор остаются неизвестными. Возможно, что среди них как неизвестный солдат покоится и уроженец судиславской земли Василий Степанович Комяков.