Спустя семьдесят лет семья Никоноровых узнала о подвиге своего деда

К нам в редакцию пришло письмо от жительницы села Сущево Костромского района Наталии Курахтановой. В нем она рассказала о подвиге своего деда, сапера, орденоносца, участника Великой Отечественной войны Бориса Никонорова. Борис Павлович погиб в январе 1945 года в Польше. Прочитав письмо, мы решили опубликовать его. К сожалению, формат газеты не позволяет разместить письмо в полном объеме, поэтому текст приводится с сокращениями.

«Здравствуйте уважаемая редакция газеты «Северная правда»! Пишет вам Наталия Валентиновна Курахтанова, жительница села Сущево Костромского района. Хочу рассказать вам про своего деда — Бориса Павловича Никонорова, отца моей мамы. Мы ходили в Костромской военкомат, искали данные о нем, но нашли информацию только о старших братьях — Николае и Анатолии и о старшей сестре Екатерине.

Родился Борис либо в Костроме, либо в деревне Василево Костромской области — сейчас точно уже никто не помнит — в 1918 году, число и месяц тоже неизвестны. В семье был четвертым ребенком.

Семья Никоноровых жила на улице Подлипаева, где начинался спуск к Волге. Мои прадедушка и прабабушка, Павел Нифонтович и Надежда Алексеевна Никоноровы, слыли знатными портными в Костроме. В доме была швейная машинка Singer, которую по тем временам могли купить только обеспеченные люди. Она и сейчас в хорошем состоянии.

К началу войны моему деду Борису было 23 года, но на фронт его сразу не взяли, как старших братьев. Имея прекрасный слух, он очень плохо говорил. Призвали моего деда в октябре 1941 года. В начале войны армия несла большие потери, и на защиту Родины стали призывать всех, кто мог держать оружие и сражаться с врагом. Мой дед Борис Павлович Никоноров был сапером 257-го инженерно-саперного Калинковичского батальона 69-й армии.

То, что мой дед был сапером, мы — вся родня, знали всегда. Но ни писем, ни наград бабушка Дарья, его жена, не сохранила. Про историю наград моего деда Бориса мы узнали по фотографии. Лежала она в альбоме, неприметная такая. На груди у деда медаль и еще звездочка на георгиевской ленточке. Что это такое — мы не знали, и за что получено — тоже. Дома сохранилась только похоронка.

Когда мы стали увеличивать фотографию, чтобы пройти с ней вместе в шествии «Бессмертного полка», я сказала сыну: «Да ведь это с медалью еще и орден!» Увеличили на компьютере и увидели, что это орден Славы III степени!

Удивление, восхищение и чувство гордости у меня было огромное, я заплакала. Столько лет ничего не знали! Вместе с такими возвышенными чувствами было и чувство стыда, и боли, и горечи. И мы нашли! Нашли, на каких фронтах служил и за что был награжден.

Дед мой Борис Павлович, с сентября 1942 года воевал на Донском, Центральном, Белорусском, Первом Белорусском фронтах. Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 22.11.1942 года награжден медалью «За оборону Сталинграда». Также нашли приказ войскам 69-й армии от 9 августа 1944 года по Первому Белорусскому фронту. «От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награждаются орденом Славы III степени…» И пошли перечисления имен наших воинов. Среди них и мой дед Борис Павлович Никоноров. Чувства переполняли так, что дышать стало трудно, ком подступил к горлу. Как будто не было этих семидесяти лет и дед рядом стоял живой!

«28 июля 1944 года, выполняя боевое задание по форсированию реки Висла в районе Застув — Поляновски, в полосе действий 61-го корпуса, красноармейцу Никонорову вместе с группой бойцов была поручена постройка пристани на левом берегу реки Висла. Несмотря на артиллерийский обстрел противника, задание было выполнено своевременно. Работая в расчете 9-тонного парома по перевозке грузов и боевой техники на левый берег реки Висла, товарищ Никоноров, несмотря на систематический артиллерийский огонь противника, проявляя мужество и отвагу, все время находился на пароме.

Во время работы 5 августа 1944 года рядом с паромом разорвались два артснаряда, от которых ряд бойцов были ранены, а товарищ Никоноров был контужен. Несмотря на это, он до конца выполнения задания находился в строю. Достоин правительственной награды ордена Славы III степени». Подпись командира 257-го ИСКБ капитана Знаменского.

Когда распечатанные из интернета документы я показала своей маме, на глазах у нее были слезы. Слушала о подвигах своего отца. Слушала и только приговаривала: «Это мой папа, это мой папа!». Ведь тоже столько лет ничего не знала.

Ему было 27 лет, совсем молодой! Навечно! Навсегда!

Погиб дед недалеко от Варшавы 7 января 1945 года при разминировании окрестностей польской столицы, у деревни Облясы-Дворске Радомской губернии. Баба Надя (мать Бориса), по словам всех, кто ее знал, десять лет после войны ходила вечерами к Волге, к парому встречать своего младшенького. Не верила, что его уже нет…»

С фронта в семье Никоноровых вернулись старшие сестра Екатерина и два брата Николай и Анатолий, не вернулся только самый младший сын — Борис.