Деревня Крутая, куда мы поехали, чтобы встретиться с семьей Ларисы и Виктора Заяц, стоит в Пыщугском районе, более чем в трехстах километрах от областного центра. По нынешним временам деревня считается весьма населенной — сейчас здесь живут около восьмидесяти человек. Лариса Александровна — фельдшер местного ФАПа, Виктор Иосифович — фермер, занимается производством мяса. В его хозяйстве коровы, свиньи, а с недавних пор появилось небольшое стадо овец. Практически все животные, за исключением разве что поросят, содержатся в свободном выгуле. Пример этой простой семьи наглядно подтверждает, что костромская глубинка может и должна жить и развиваться.

339 километров от Костромы на северо-восток

Добраться до Крутой можно с переменным успехом. Дорога от Костромы до Шарьи, за исключением небольшого участка в Судиславском районе, где продолжается масштабный ремонт, практически в идеальном состоянии. На трассе Шарья — Пыщуг также идут восстановительные работы. А вот пара километров дороги от Верхнеспасского до Крутой не вызывали у нас, прямо скажем, положительных эмоций.

Когда-то здесь проходила единственная асфальтированная трасса, соединяющая центральную часть области с северо-востоком. Но с тех пор, как появилась прямая дорога, соединяющая Мантурово и Шарью, количество транспорта, идущего через Георгиевское и Крутую, снизилось в разы. И состояние дороги, по словам водителей, значительно ухудшилось. Как бы то ни было, мы не рискнули ехать через Георгиевское и отправились на северо-восток, через Шарью.

«Учить будем. Однозначно!»

Увы, и разговор наш начинается с проблем, которыми делятся супруги. По словам Виктора Иосифовича и Ларисы Александровны, молодежь уезжает из деревни. Одна из главных причин в том числе отсутствие хороших дорог. «Дороги вокруг Москвы и Питера расстроены так, что заблудишься. За десять лет появилось столько, что по всей России, наверное, нет такой протяженности, как там вокруг Москвы и больших городов. Так вы постройте сюда хотя бы мал-мале. Вы ехали, видели, какая у нас дорога «красивая», — возмущается Виктор Иосифович. В районе начали делать трассу, дорогу от Костромы. Но до Крутой работы пока не дошли.

Огород — особая гордость Ларисы Александровны

Еще одна беда многих жителей деревни Крутая — практически полное отсутствие интернета. Если и работают, то только мессенджеры. «Два километра от вышки, мы пониже чуть-чуть, — делится Виктор Иосифович. — Ретрансляторы поставлены так, что на дороге, на пригорке — пожалуйста, есть интернет. В деревне только мобильные телефоны работают, а 3G-покрытие — нет». Супруги пытались самостоятельно решить этот вопрос, обращались к главе района, к депутату от их округа, к крупному провайдеру. Но проблема пока не решена.

А интернет семье Заяц жизненно необходим. Сын Виталий в этом году с отличием окончил девятый класс. Смышленый паренек поставил себе цель: после одиннадцатого поступить в один из престижных московских вузов на физико-математический факультет. Уровня знаний, который дают в обычной сельской школе, хватит даже для этого. Плюс Виталий и сам рад заниматься. Родители гордятся сыном. «Мне нужно было высчитать, какое давление необходимо домкрату, чтобы поднять три тонны, — улыбается Виктор Иосифович. — Час работы, и он мне все рассчитал — сечение, давление, сжатие. Учебники и пособия мы ему покупаем. Учить будем. Однозначно! Ведь лучшее вложение — это наши дети».

Чемодан всегда у порога

Виктор Иосифович и Лариса Александровна вместе семнадцать лет. Он родом из Закарпатья, а она из соседней деревни Кривячка. Помимо сына Виталия воспитывают младшую дочь красавицу Ангелину. Не нужно много времени, чтобы понять, насколько это крепкая и дружная семья. Как они держатся друг друга, как вместе переживают и радуются. На наш взгляд, любовь, взаимопонимание и поддержка являются основой жизни семьи Заяц.

Лариса Александровна, как мы уже говорили, фельдшер местного ФАПа. На ее попечении около восьмидесяти человек, в том числе десять детей. «Чемодан ее всегда у порога, — рассказывает Виктор Иосифович. — Позвонят, бежит в любое время. Одного мужчину три раза успевала буквально спасти и отправить в больницу. Тапки на ходу теряла, так торопилась. Увы, на четвертый раз он пришел из бани, лег и даже вызвать ее не успел…». «Я до сих пор, отработав столько лет, не могу привыкнуть. Каждую потерю переживаю как личную», — говорит Лариса Александровна.

ФАП деревни Крутая

Сегодня, по словам фельдшера, в ФАПе есть все необходимое, в том числе противовирусные препараты. Но главное в любом деле — человек, который стоит на передовой борьбы с болезнью.

Помимо работы супругам хватает хлопот. Например, поправить дом. Когда-то он был двухквартирным, но во второй половине давно никто не жил. Супруги добились разрешения на ее снос. В небольшом, но уютном доме места хватает всем.

Рядом — небольшой огород, в теплицах зреют перцы, огурцы, помидоры. «Здесь у нас клубника для детей, — рассказывает Лариса Александровна, — слева цветы. Орех, несмотря на наш климат, выжил. Его Виктор из Украины привез».

Красивый, с элементами ландшафтного дизайна огород, чистый и опрятный задний двор, дрова под навесом. Сразу видно, что хозяева любят и старательно обихаживают свой дом.

Риски должны быть застрахованы

Виктор Иосифович торопится к своим «подопечным». Сегодня в небольшом фермерском хозяйстве Виктора Зайца — около пятидесяти голов крупного рогатого скота, несколько диких свиней и пара десятков овец. Фермер обрабатывает более двухсот гектаров земли, в этом году посеял овес и многолетние травы. Он платит налоги и обеспечивает работой, как минимум, пять человек. Все сотрудники — молодые парни. «В основном мне работники нужны на сезон, уборка урожая, сенокос, — рассказывает Виктор Иосифович, — но если по окончании сезона уйдут, где я их в следующем году искать буду. Поэтому стараюсь обеспечить работой на весь год». Помните, было некогда определение — «крепкий хозяйственник». Потом оно затерлось, превратилось в штамп. Но сегодня нашей деревне не хватает именно таких людей.

Один из вопросов, который волнует фермера — страхование рисков. «Костромская область, я по своему опыту сужу, зона рискованного земледелия, — говорит Виктор Иосифович. — Прошлый год — дождь, дождь. Урожай пропал, скотину с трудом удалось сохранить. Риски должны быть застрахованы. Компании начинают страховать фермеров, у которых земли от двух тысяч гектаров. А какой мелкий фермер может иметь две тысячи гектаров? Страховки, извините, неподъемные, вот если бы их дотировать…».

Крупный рогатый скот и овцы, по словам Виктора Иосифовича, содержатся на так называемом свободном выгуле, круглые сутки на улице, ходят сами по себе. При необходимости в хозяйстве используется система электрического пастуха.

То, как далеко мы отъехали от крупных городов и поселков, понимаешь из рассказов Виктора Иосифовича. «Волки задрали овцу по весне, ушла через лог, — сетует фермер. — Нашли их следы, остатки шерсти. Каждый год по голове задирают коров или телят».

Но Зайцы волков не боятся, а развивают свое дело, несмотря на все трудности. В хозяйстве Виктора Иосифовича три трактора, арендованный КамАЗ и уборочная техника. Ремонт делают своими руками. «Заказал ножи для косилки, — говорит Виктор Иосифович. — Надо в Шарью ехать забирать». Ремонт старого колхозного бокса сделали своими руками. «Его на кирпич хотели разобрать, — вспоминает фермер. — Но я добился, чтобы не трогали». По возможности Виктор Заяц оказывает помощь ставшей уже родной Крутой. Летом окашивает косилкой бровки на улицах деревни, зимой чистит снег.

Да, проблемы есть, не все идет гладко. Но думается, в глубине души в семье Заяц верят, что рано или поздно на 339-м километре трассы Кострома — Верхнеспасское в деревне Крутая появятся газ и интернет, будет отремонтирована дорога, а брошенные дома и квартиры вновь обретут трудолюбивых, веселых, неунывающих, любящих свой родной край, хозяев. И деревня вновь оживет.