Медицинские вмешательства в свою внешность: истории тех, кто решился, советы психолога и мнение косметолога-дерматолога

Время такое: за ваши деньги что угодно пришьют, что угодно отрежут и что угодно «надуют». Вопрос в одном – надо ли? И однозначно здесь не скажешь. Поэтому мнения по поводу пластики и «околопластики» разделились на два лагеря: тех, кто против всего искусственного, и тех, для кого внешний «тюнинг» стал столь же привычным, как зубы почистить с утра.

Гарольд Гиллис считается первым пластическим хирургом. Во время Первой мировой войны он совершил множество операций солдатам с травмами лица. И это, что называется, необходимость. Но всегда ли мы вмешиваемся по необходимости и как понять, что это не очередная блажь?

Если бы лет десять назад мы сказали, что пластика — удел звезд шоу-бизнеса, то сегодня спектр услуг в этой области стал гораздо шире, а цены доступнее. Потому и спрос на услуги пластических хирургов растет. Причем желающие улучшить или исправить данную природой внешность есть не только среди женщин, но и мужчин.

Да, есть тысячи примеров, когда не получалось, когда заканчивалось скандалами и судами. Но есть и случаи, когда, исправляя, человек полностью менял свою жизнь в лучшую сторону.

Размышлять тут можно бесконечно и возможности медицины в этой области сейчас очень широки. Давайте посмотрим на проблему вместе со специалистами.

Наталья ШВЕЦОВА, косметолог-дерматолог:

— Люди обращаются с разными проблемами, которые мы устраняем. Узкие губы, а хочется другие, где-то что-то непропорционально. Именно с проблемами. Потому что бывает так, что я могу и отказать, если понимаю, что конкретному человеку вмешательство не нужно. Я не хочу делать что-то «лишнее», мне же самой будет стыдно за работу. Есть и те, которые не «успокаиваются» и пытаются себя переделать, когда уже этого не нужно. Признаюсь, таких единицы. Но со мной такой номер не пройдет. Я отказываю. Нужно понимать, что косметология – это медицина. Все серьезно. К косметологу приходят в разном возрасте, и всегда мы привлекаем нескольких медицинских специалистов, чтобы понимать, как решать конкретную проблему. На мой взгляд, перед обращением, решением менять свою внешность нужно понять, что не нравится вам самому.

Игорь СМИРНОВ (имя и фамилия изменены), творческий костромич:

— У меня свой косметолог, мы экспериментируем. Основная моя проблема – нос. Если я его исправлю, то и остальные все недовольства исчезнут. И я перестану делать то, что сейчас постоянно корректирую. Потому что к моему сегодняшнему носу нужно «догнать» остальное. Чтобы это хотя бы пропорционально смотрелось. Я сделал по поводу носа пока только одну операцию – выпрямление перегородки. Можно переходить уже и ко второму этапу коррекции носа, это небольшая операция. Ну а пока я доделываю остальное так, чтобы все смотрелось. Важно при этом, что происходят не столь значительные изменения. Чтобы когда будет другой нос, не пришлось все менять. Например, верхнюю губу… В дальнейшем, если я исправляю прикус, тогда, может, верхняя губа, которую я сейчас накачиваю, будет иначе смотреться. Главное – проконсультироваться со специалистом. В скором времени буду скулы подтягивать филлерами: у меня нет явных скул, буду это изменять. Использую и ботокс – это тоже хорошее вмешательство, чтобы не было морщинок, выемок. Самое важное – делать незаметно. Не должно бросаться в глаза. Я даже когда делаю брови, мне не важна форма, важно, чтобы было пропорционально моему лицу.

Такие изменения своей внешности совсем не зазорны даже для мужчин. Тут нужно понимать, есть те, кто по профессии делает – артисты, те, кто на сцене. Людям должно быть приятно на них смотреть. Это творческая необходимость. Для меня это связано и с публичностью, и для собственной уверенности. Это тонкая грань. Мне во внешности что-то нравится, но я хочу это подчеркнуть. Я вижу, как я должен выглядеть. Это преобразование себя, вижу, что можно лучше. Это не какая-то психологическая проблема.

Елизавета ДЕМИДОВА:

— Мне не нравилась собственная внешность: не нравились уши, они топорщились. Стриглась коротко, чтобы закрыть этот дефект. На операцию решилась, чтобы исправить эту ошибку природы, чтобы делать красивые хвостики, косички, прически. Я решилась в 10-м классе, так как на выпускной хотелось сделать красивую прическу, это было решающим аргументом в пользу пластики. Сомнений не было вообще, я подходила к зеркалу, прижимала уши, и тогда мне моя внешность нравилась. Страхов тоже не было, нужно было делать и все. Родители мои сами видели, что уши слишком топорщатся, конечно, говорили, что ты и так красивая. Потом выяснилось, что они узнавали насчет операции до школы, но я была слишком маленькая, потом классе в 5-7-м тоже думали, но не было денег, в 10-м классе уже меня поддержали. Мама очень переживала по поводу моих ушей. На тот момент это стоило 45 тысяч рублей, делала в Костроме. До операции я видела некрасивые уши, а после операции посмотрела уже на «уложенные» и тогда обратила внимание на щеки. У меня широкое лицо и были такие хорошенькие щечки. И я стою и думаю: «а…теперь у меня щеки, теперь широкое лицо». Просто раньше уши внимание отвлекали от щек. Но это ушло через месяц-два и мне стало нравиться мое отражение в зеркале.

Александра ГАРИПОВА:

— Если есть возможность подчеркнуть в себе что-либо, можно. Каждый индивидуален, поэтому это выбор человека. Например, сделать пухлые губы. Если губы «пустые», филлер не закачивался, то одной процедуры будет недостаточно. Сделали полшприца, через месяц на коррекцию, тогда еще губы наполненные. Через месяцев восемь можно еще разок сделать. Потом можно через год повторить. Эффект длится дольше, если не на «пустые» губы. В Костроме одна процедура от шести тысяч рублей и выше. Цена зависит от аппарата и специалиста.

Екатерина МАЯНСКАЯ:

— В целом, своей внешностью я довольна. Недовольства были, как и у каждой девушки, наверно: то нос с горбинкой, то губы узкие, тонкие и все в этом роде. Как я отношусь в целом к вмешательству медицинскому? Я думаю так: вот если бы у меня внешность совсем была «беда», тогда о пластике можно было бы подумать, но я не считаю ее необходимой для себя.

Лично я думаю, что человек все равно не сможет полностью себя принимать, даже с исправленными недостатками. Так все равно будет осознание, что это не твое родное, не наследственное, а сделанное специалистом. А вообще нужно научиться принимать себя, просто нужно.

Анастасия ПЕРЕЖОГИНА:

— Да, есть некоторые аспекты во внешности, которыми я не совсем довольна, с возрастом понимаешь, что это не страшно, что это вполне решаемо. Особенно недовольство проявлялось в подростком возрасте, когда происходит «модернизация внешности» — то, что было ранее привычным, начинает не нравиться. Перешагнуть удалось только работой над собой, своим внешним видом и психологическим состоянием, когда пришло осознание того, что все мы личности и все индивидуальны, кто-то превосходен в одном, кто-то в другом, то же самое касаемо внешности.

К классическому «тюнингу» отношусь нейтрально, считаю, что если человек после операции чувствует себя комфортнее, увереннее, происходит повышение самооценки, то это положительный момент. Безусловно, бывают случаи, когда операция может сказаться негативно, это касаемо дальнейшего психологического состояния человека и его здоровья.

Роман ФОГЕЛЬ:

— Внешний «тюнинг», на мой взгляд, это способ выделиться среди остальных, показать свою индивидуальность. Причем зачастую он очень вызывающий. Девушки с чем-то «сделанным» вызывают негативную реакцию, они могут выглядеть прекрасно, просто подтянув свою физическую форму. И косметика в совокупности справляется лучше пластических операций. А моя внешность меня полностью устраивает, менять ничего не хотел и не буду.

Лариса ПЕТРОВА, психолог:

— По объективным причинам — после аварии, травмы, операции — действительно бывает оправдана пластическая хирургия. Но если это причины субъективные, без медицинских показаний, прежде чем серьезно изменять свою внешность, следует, на мой взгляд, задать самый главный вопрос: «Сможет ли новая форма груди ( носа, губ) сделать меня счастливее и избавить меня от моих комплексов?». Если человек не принимает себя, не нравится себе, то с другой формой носа это вряд ли случится.

Обязательно нужно самостоятельно или с психологом проработать вопрос самооценки, принятия себя, а уже потом принимать решение ложиться на операционный стол. Нас любят настолько, насколько мы сами себя любим! Есть упражнение: встаньте перед зеркалом и опишите себя, нейтрально, безоценочно. Например: «У меня серые глаза, невысокий рост, есть живот, две складки, грудь такого-то размера, покатые плечи» и так далее. Примите себя целиком, не выделяя недостатков. А дальше уже можно порассуждать подобным образом: «Мне хочется более плоский, упругий живот, подтянутые бедра, поэтому я буду заниматься пробежкой (гимнастикой, танцами) — для себя, потому что мне так нравится. Я поменяю прическу — мне кажется , что каре больше подойдет к моей форме лица и ушки мои оттопыренные прикроет». Вот так решительно, с уважением к своему телу, позитивно, а потом с удовольствием заниматься гимнастикой, кататься на велосипеде, делать стрижку, может, сходить к визажисту — для своего настроения и жизненного тонуса. И гораздо дешевле, кстати, обойдется.

Красота — понятие неконкретное. Здесь важно самоощущение. Знаете, сколько красавиц чувствуют себя глубоко несчастными? Внутреннее состояние гармонии дает внешний эффект. Бывает, что женщины под напором мужчины соглашаются на операцию, почему-то полагая, что станут более желанными в его глазах. Здесь тоже в первую очередь нужно задать себе как можно больше вопросов: «А я ему интересна только с четвертым размером груди и пухлыми губами? Мне самой нравится моя внешность? И если я, чтобы порадовать этого мужчину, допущу серьезное изменение себя, а мы расстанемся — я стану выполнять каприз и другого спутника жизни, снова менять размер груди?» Вкусы, знаете ли, разные…Правильно поставленный вопрос- это уже наполовину полученный ответ.

Нередко, после некоторых внешних изменений, люди не перестают себя «перекраивать», воодушевившись стремлением к идеалу. Нужно помнить, что этот вид хирургии подобен воронке, из которой трудно выбраться. Часто бывает так, что на смену одним комплексам приходят другие. И если люди дальше продолжают избавляться от них с помощью хирургических манипуляций, то это приводит к тотальной зависимости — «пластикомании». Поэтому, решившись на кардинальные изменения, очень уместно вспомнить поговорку «Семь раз отмерь — один отрежь». Ведь красота — это естественность, здоровье, доброжелательность и веселый нрав. А пластика и косметика — это вторично.