От страшного диагноза – онкология — не застрахован никто. Если соблюдать элементарные меры предосторожности, то такие угрозы, как ВИЧ или гепатит, обойдут вас стороной. Даже сердечно-сосудистые заболевания при организации правильного образа жизни можно, в большинстве случаев, предупредить, если это не касается врожденных патологий. Онкология же, по большому счету, — сложный и неоднозначный процесс. Как считают врачи, избежать этого недуга помогут своевременные медицинские осмотры и ЗОЖ. Существует мнение, что у горожан по сравнению с жителями села гораздо больше возможностей для диагностики рака.

В уходящем году в Костромской области случился настоящий прорыв в борьбе с онкологическими заболеваниями. Началось строительство нового здания областного онкоцентра, а по дорогам региона начал курсировать передвижной маммограф. А потому диагностика на местах должна стать лучше. Так ли это? Мы спросили у тех, кто всего себя посвятил борьбе за жизнь людей.

«Районам жить без нас нельзя»

Врач-онколог высшей категории, кандидат биологических наук Владислав Король ведет прием в Костромском онкологическом диспансере. Он начинал свою карьеру в далеком 1977 году, в Галичской районной больнице простым хирургом-онкологом. За сорок с лишним лет врачебной практики через его руки прошли десятки тысяч больных. Многие из них обязаны Владиславу Эдгардовичу жизнью.

— Владислав Эдгардович, как часто врачи онкологического диспансера посещают районы области, консультируют медицинский персонал и пациентов?

— Практика поездок в районы существует с появления нашего диспансера. Врачи обязаны оказывать медицинскую помощь, проводить консультации на местах. За каждым районом был закреплен куратор – врач-онколог, который выезжал на место, осматривал больных, вносил предложения в организацию медицинской службы. Сегодня эта практика продолжается. Только в этом году наши врачи совершили 38 выездов в районы области.

— Как люди могут узнать о приезде специалиста-онколога?

— Как правило, за это отвечают главные врачи районных больниц. Соответственно, их обязанность оповестить людей о возможности прийти на прием к врачу-онкологу. Кроме того, мы консультируем врачей по видеосвязи, в этом случае мы видим пациента. Затем при необходимости больного направляют к нам.

— Существуют ли сегодня обучение, семинары по диагностике онкологии для так называемого первичного звена врачей?

— Сейчас мы проводим такие обучения, но только в формате видеоселектора и при плановых выездах в районы. Еще во времена СССР проводились кустовые совещания. Онкологи, цитологи, гинекологи, врачи из тубдиспансера, кардиологи выезжали в крупные больницы, допустим, в Мантурово. Собирали врачей, проводили обучение. Мы хотим все это возобновить, районам жить без нас нельзя.

— Где чаще люди болеют онкологией: в городе или на селе?

— Принципиальной разницы нет. Важно понимать, что, действительно, в Костроме помощь более доступна, больше обращений, соответственно больше выявляемость. Кроме того, сельское население, как правило, более возрастное. Люди должны знать, что полис ОМС позволяет обратиться в любое медицинское учреждение. Поэтому, например, для жителей северо-востока региона в каких-то случаях проще съездить в соседние областные центры.

— Простите, может, вопрос прозвучит некорректно, но тем не менее. Какие онкологические заболевания тревожат врачей больше всего?

— Отвечу так – здоровая женщина даст жизнь здоровому ребенку, соответственно будет расти население. Ежегодно в России ставят диагноз рак молочной железы 57 тысячам женщин. За двадцать лет в России число заболевших раком молочной железы возросло на 64 процента. Но высокое количество заболеваний обусловлено не реальным ростом больных, а увеличившимися возможностями диагностики. Опухоль молочной железы практически не болит и может развиваться на протяжении длительного времени, до восемнадцати лет. Рак груди молодеет, как молодеет и рак шейки матки. Наибольшему риску подвержены женщины и девушки, начиная с возраста 25 лет.

— По Костромской области курсирует передвижной маммограф. Насколько он облегчает диагностику?

— У нас в области пятнадцать стационарных маммографов. Они есть в Шарье, Мантурове, Буе. В 2019 году в рамках программы «Женское здоровье» был приобретен передвижной маммограф. Он уже совершил 78 выездов. Удалось осмотреть около трех тысяч женщин, у 34 из них выявлено заболевание. Всего же за год мы ставим подтвержденный диагноз почти 300 женщинам. Также наши онкологи выезжают в муниципалитеты в рамках программы «Волна здоровья». Тем женщинам, которые находятся в группе риска, необходимо раз в полгода посещать врачей.

— Владислав Эдгардович, как часто молодые врачи выбирают специализации, связанные с онкологией?

— В онкологическую практику идут один или два человека из десяти. Представьте себе аудиторию в медицинском вузе. В ней триста — четыреста человек. Их спрашивают: «Ребята, кто хочет стать хирургом?». Руку поднимают пятеро — шестеро, раньше до 70 процентов. «Кто гинекологом, участковым терапевтом?» — ситуация примерно такая же. Онкология — профессия сложная. Подготовка такого грамотного врача требует времени, организации и денег. Но, тем не менее, талантливая молодежь все же есть.

«Мы настояли, чтобы он прошел врачей»

Лариса Смирнова около тридцати лет работает фельдшером Северного ФАПа Сусанинской районной больницы. На ее попечении находятся около трехсот сельских жителей и почти пятьсот учеников и учителей Сусанинской средней школы. Два раза в неделю она ездит в районный центр, что примерно в двадцати километрах от села Северное. Что такое онкология, Лариса Борисовна знает не понаслышке. Ей не раз приходилось сталкиваться с этим страшным диагнозом.

«Знаете, чего я больше всего боюсь? — рассказывает Лариса Борисовна. — Когда у человека четвертая стадия. Ему говорят: «Больше к нам не ездите». Я понимаю, что это конец, и он в глубине души понимает. Приходишь на вызов, пациент от тебя ждет, что ты что-то сделаешь. Признаюсь, теряюсь и не знаю, что говорить». Я замечаю, как у сельского фельдшера при этих словах на глазах появляются слезы.

По словам Ларисы Смирновой, многие больные, когда узнают диагноз, замыкаются в себе и не хотят говорить о болезни. Несколько лет назад в Северное приехал передвижной флюорограф. У одного из местных жителей обнаружили рак легких. «Мужчина руки опустил, — вспоминает Лариса Борисовна. — Но мы настояли, чтобы он прошел врачей. К счастью, болезнь отступила. Теперь ходит за грибами в лес и радуется жизни».

Лариса Смирнова считает, что чаще всего рак легких, по крайней мере у ее подопечных, диагностируется среди курильщиков. А онкология желудка или кишечника — у тех, кто пьет суррогатный алкоголь. «Люди стекломой употребляли, разве можно», — негодует фельдшер.

В этом году в Северном побывал передвижной маммограф. Обследованы 22 местные жительницы, женщины с утра занимали очередь. Желающих, по словам фельдшера, было очень много. Те, кто не смогли пройти обследование сейчас, сделают это в следующем году. «Семь женщин направили после маммографа на дополнительное обследование. К их и нашей радости, диагноз не подтвердился», — улыбается Лариса Борисовна.

«Было время, мы тогда вдвоем работали, прямо в ФАПе брали мазки, цитологию на рак шейки матки, предраковые заболевания выявляли. Могли бы и сегодня это делать. Для ФАПа такие процедуры вполне реальны», — подчеркивает наша собеседница.

Сельский фельдшер уверена: чем больше будет возможностей у врачей так называемого первичного звена по диагностике онкологии и фоновых заболеваний, тем больше будет спасено людей.