История костромской полиции

P19 4 4

 

с начала XVIII века и до наших дней 

 

  В будущем году российская полиция отметит свой трехсотлетний юбилей. 285 лет исполнится и костромской полиции. Мы продолжаем печатать выдержки из уже опубликованной книги по истории становления органов правопорядка на территории Костромской губернии, над выпуском которой вместе с УМВД России по Костромской области работали местные историки и краеведы.

 

Появление урядников

 

  Увеличение штатов общей полиции, последовавшее после отмены крепостного права, стало весьма незначительным и не учитывало ни численности населения в станах и уездах, ни размеров их территории. Такое положение сохранялось около двадцати лет, и только под действием политических событий конца 1870-х годов правительство приняло решение о расширении низовой структуры общей полиции.

 

  Для улучшения деятельности сельской полиции «Временным положением о полицейских урядниках» от 9 июня 1878 года в сельской местности появился конный урядник. Он стал промежуточным звеном между становым приставом, назначавшимся, как правило, из дворян, и сотскими – крестьянами, избиравшимися для несения полицейской повинности в своем селе или деревне. Урядники получали жалованье – двести рублей и на обмундирование пятьдесят рублей в год.

 

  Для поощрения полицейских в 1876 году учредили медаль «За безпорочную службу в полиции». Медалью награждались нижние чины полиции и пожарных команд.

 

О пожарах докладывали неохотно

 

  Среди всех происшествий первое место в Костромской губернии в середине XIX века занимали пожары. Начальник губернии генерал-лейтенант Николай Рудзевич отмечал, что полицейские дознаватели о подобных случаях докладывают весьма неохотно. Проходят два, а иногда и три месяца со дня пожара, но дознание о нем не только не окончено, а еще и не начиналось: «Становые приставы производят дознания о пожарах не редко кое-как, лишь бы соблюсти формальный обряд дознания и потом представить его куда следует. Подобные дознания по рассмотрении их оказываются неполными и снова возвращаются приставам для дополнения».


  Чины полиции имели право производить дознание, под которым понималось расследование уголовного преступления по «горячим следам» в розыскном порядке, направленное к обнаружению обвиняемого и собиранию доказательств его виновности.

 

Семейная драма в деревне Чебаново

 

  Помимо пожаров, случались также ограбления, а иногда и убийства. Из сообщений полицейских: «8 октября солдатка Васильева, поехавшая в деревню Старую Гольчиху Нерехтского уезда для получения работы с фабрики, привезена вечером к своему дому мертвою, с пробитой головою и раною груди от дроби». По этому случаю в Острецовскую волость на Кинешемский тракт полиция направила разъезды. Для раскрытия дела учредили следственную комиссию, в состав которой командировали чиновника особых поручений губернатора Девочкина.


  Вот еще одно сообщение: «В одном грабеже на крестьянина напали трое, вооруженные ножом и пистолетом, в другом - тоже трое, из которых один вооружен ножом, другой - мушкетоном».

 

  Нередко происходили и семейные драмы. В деревне Чебаново Чухломского уезда крестьянин Александр Максимов после возвращения с ярмарки лег спать. Его жена Афанасия перерезала спящему мужу горло столовым ножом. Позднее женщина созналась в совершении преступления, объяснив следователю, что зарезала мужа потому только, что он ей не нравился. В брак с ним она вступила по собственному согласию, но Максимов противен был ей и в женихах.


  При производстве дознания о преступных деяниях за чинами полиции осуществлялся прокурорский надзор, работники прокуратуры имели право давать обязательные для полицейских поручения, а при выявлении с их стороны нарушений законности предложить оценить их виновность суду.


  По делам малозначительным, подсудным мировым судьям и земским начальникам, полицейским органам вменялось в обязанность: принимать заявления, составлять протоколы, производить дознания, осмотры, освидетельствования, обыски и выемки, задерживать подозреваемых, вручать повестки и осуществлять приводы, выступать в качестве обвинителя в процессе рассмотрения дела, исполнять поручения судьи по производству дознания и исполнять приговоры.

 

Не напиваться до беспамятства

 

  В сфере охраны общественной нравственности на полицию также были возложены многочисленные обязанности. Чины полиции были вправе задерживать до отрезвления лиц, находящихся в общественных местах в состоянии явного опьянения, угрожающем безопасности, спокойствию и благополучию.


  Для наведения порядка в питейных заведениях губернатор направил циркуляр уездным исправникам о запрете открывать питейные заведения во время сырной и светлой недели.


  Вот несколько выдержек из этого любопытного документа:


  «352. Запрещается въ питейныхъ домахъ, шинкахъ и выставкахъ имѣть музыку, учреждать увеселительныя игры, равно играть въ карты или кости, или въ шашки.


  353. Во всѣхъ питейныхъ заведеніяхъ отнюдь не терпѣть распутныхъ женщинъ.


  354. Продажа вина производится такими количествами, какіе требуетъ покупатель; но винопродавецъ обязанъ отпускать оное казенными клеймеными мѣрами, полагая въ ведрѣ 10 кружекъ или штофовъ, а въ штофѣ 10 чарокъ или 20 получарокъ; водки же, пиво, портеръ и медъ могутъ быть продаваемы бутылками всякой мѣры.


  355. Продажу въ питейныхъ домахъ и выставкахъ разрѣшается производить въ зимнее и осеннее время съ 7 часовъ утра, а въ лѣтнее и весеннее отъ восхожденія солнца до 10 часовъ вечера, въ городахъ же и на ярмаркахъ, гдѣ бы онѣ утверждены ни были, съ того же времени до 11 часовъ вечера».


  «359. Запрещается продавать вино и другіе напитки распивочно малолѣтнимъ.


  360. Виноторговцы и сидельцы обязаны не допускать покупателей напиваться до безпамятства; но если бы сіе случилось, то такое лицо не можетъ быть оставлено безъ присмотра и помощи до вытрезвленія, что и лежитъ на обязанности виноторговца или сидельца. Если же пьяный, оставленный безъ присмотра, умретъ, или изувѣчитъ себя, или будетъ обокраденъ, то виноторговецъ или сиделецъ подлежитъ отвѣтственности».

 

Следили и за чистотой, и за охотой, и за рыболовством

 

  Согласно требованиям Врачебного устава, на полицию была возложена обязанность следить за чистотой улиц, площадей и дворов, качеством продаваемых продуктов, а также выдачей свидетельств на приобретение ядовитых веществ и наблюдение за их продажей.


  В соответствии с Паспортным уставом полицейские чины должны были следить, чтобы никто не проживал без письменного вида, по незаконному либо просроченному виду и без прописки.


  Согласно Строительному уставу, полиция осуществляла контроль за тем, чтобы в городах никакие новые постройки и капитальные перестройки в домах не производились без разрешения местных властей, чтобы постройки производились во всем согласно утвержденным планам, чтобы принимались меры предосторожности от несчастных случаев.


  Помимо вышеизложенных функций, на полицию дополнительно возлагались обязанности по обнародованию указов и распоряжений правительства; извещению и вызовам граждан в органы власти; предупреждению и прекращению «всяких непозволенных сборищ»; исследованию случаев смерти; борьбе с азартными играми; осуществлению мер «по предупреждению и пресечению пожаров, заразных болезней, скотских падежей»; контролю за соблюдением правил торговли, охоты и рыболовства.

 

Появление политического сыска

 

  В шестидесятые годы XIX века предпринмались шаги по организации в системе полицейских органов специального аппарата для борьбы с уголовной преступностью. В Костромской губернии сыскная полиция появилась только в начале ХХ века.


  В конце XIX века власть впервые столкнулась с таким явлением, как политический терроризм, к которому стала прибегать партия «Народная воля».


  Указом Александра II от 15 ноября 1880 года руководство органами как политической, так и общей полиции было возложено на Департамент государственной полиции.


  После реорганизации в 1880 году МВД заняло главенствующее место в государственном механизме, а его руководитель стал фактически первым министром империи, обладая уникальной по объему компетенцией. Кроме борьбы с преступностью в его ведении находилась значительная часть внутренних функций государства.


  В Костромском городском полицейском управлении составлялась розыскная книга. В нее включались сведения о лицах, состоящих под гласным или негласным надзором полиции. Начальник Губернского жандармского управления неоднократно обращался к полицмейстеру с просьбами об организации особого надзора за подозреваемыми, которые обвинялись в государственных преступлениях. Подозреваемым приходилось давать подписку о том, что они ознакомлены с требованиями гласного надзора. Отныне они обязывались информировать полицию всякий раз, когда меняли адрес или выезжали за пределы своего населенного пункта. После окончания срока гласного надзора за гражданином, как правило, учреждался негласный надзор.

 

Партнеры