Если бы вы знали, как Леля берегла сирень

7

 

Недавно наша газета в очередной раз опубликовала списки погибших в Великой Отечественной войне воинов-костромичей, чьи останки удалось обнаружить поисковому отряду на местах боев в Смоленской области. И случилось чудо, откликнулись родные солдата Бориса Иванова.

 

На фронт Борис Иванов попал совсем молодым парнем. Воевал в составе 234-й стрелковой дивизии. 28 марта 1942 года его подразделение вело тяжелый бой с немцами возле деревни Заречье в Смоленской области. В том бою погибли тридцать семь наших солдат, в том числе и костромич Борис Иванов.


Останки бойцов обнаружили случайно в 2010 году. О том, как это произошло, нам рассказал командир смоленского поискового отряда «Комбат» Александр Чернышев.

 

В списках значился


- Александр, откуда вы узнали о захоронении?
- Рабочие ремонтировали дорогу на месте, где когда-то находилась деревня Заречье, сегодня ее уже нет, и обнаружили неподалеку от обочины человеческие кости. Позвонили мне. Когда стали разбираться, поняли, что солдат закопали в подвале дома. По войсковым донесениям удалось выяснить, что 28 марта 1942 года в этом месте шел бой, в котором погибли тридцать семь человек.


- А как вы поняли, что это именно те бойцы?
- Одного удалось опознать, на ноже были выцарапаны его фамилия: Грязнов и место жительства - поселок Пречистое. Он оказался из Ярославской области. В списках погибших числился и костромич Борис Иванов.


- Кто их похоронил?
- Скорей всего, немцы, потому что почти все, что хранилось в карманах, в том числе кошельки, мелкие монеты, осталось при них. Также сохранились противогазы, а их всегда забирали в первую очередь, потому что за потерю противогаза наказывали строже, чем за утерю оружия. Хоронили в спешке, просто свалили вперемешку и присыпали землей. Мы считали бойцов по копчикам, поскольку даже черепа почти не сохранились. В захоронении обнаружили склянки с йодом и спиртом, медицинские инструменты.


- Насколько я знаю, сегодня останки солдат покоятся в братской могиле в Смоленской области?
- Да, мы торжественно перезахоронили их на мемориале памяти 234-й Ярославской стрелковой дивизии в поселке Озерное.

 

Имя бойца на страницах газеты


Нам удалось встретиться с двоюродными братом и сестрой Бориса Иванова. Мурат Курочкин живет в Костроме, Татьяна Маслова - в Санкт-Петербурге. Недавно она приехала в наш город навестить родственников.


- Когда и где Борис появился на свет?
Татьяна: Борис родился 14 апреля 1924-го. Его семья жила в этом доме на улице Нариманова с 1933-го или с 1935 года. Правда, дом позднее перестроили, но на фронт он уходил именно отсюда.


- Что вы знаете о Борисе, родные, наверное, рассказывали о нем?
Татьяна: Он, как и все мальчишки того времени, мог часами пропадать на Волге. Они с ребятами купались, катались на лодках и ловили рыбу. Еще папа рассказывал, что Борис занимался в военном кружке, вроде в ДОСААФ.


Мурат: Хороший был парень, в нашей семье плохого быть не могло.


- Расскажите о вашей семье.
Татьяна: Наш прадед Алексей Китаев работал механиком на пароходе, ходившем по Волге, затем организовал кузницу. Помощницей у него работала дочь Анна, наша бабушка. Они жили под Чернопеньем в деревне Погорелко. Потом перебрались в Кострому. У бабушки Анны и деда Александра родились тринадцать детей. Одну из дочек звали Ольгой, но в семье ее все называли Лелей. Ее все любили - добрая, гостеприимная. Она вышла замуж за Николая Иванова, отца Бориса.


Мурат: У Бориса был брат Владимир, к сожалению, он умер накануне войны. Повредил ногу топором, пошло заражение крови. Леля в Борисе души не чаяла. Так его любила, что не передать. Здесь, в этом доме, собирались всей семьей. Перед войной придумали любимое семейное блюдо. Сливочное масло топили на сковороде, разбивали и перемешивали много яиц и ели с блинами. Уже после войны, когда мы с Татьяной появились на свет, его нередко готовили.


- У вас много родных воевало во время Великой Отечественной?
Татьяна: Почти вся семья. Мой папа Михаил окончил артиллерийское училище и в 1943-1942 годах попал на фронт, получил тяжелое ранение под Сталинградом. Его брат Николай служил военврачом. Отец Бориса Николай также ушел на фронт, но ему повезло, вернулся живым. После войны работал в магазине. А Борис погиб.


- Мать сильно переживала, часто о нем вспоминала?
Мурат: Посмотрит на фотографии и плачет. Похоронку не прислали, и она до конца надеялась, что Борис вернется.


Татьяна: Во время войны Леля работала медсестрой в костромском госпитале, нам родные рассказывали, что она носила раненым из собственной теплицы овощи. У нее часто квартиранты жили, и все ее любили. Врачи из больницы в гости часто приходили.


- Как вы узнали, что Бориса нашли?
Мурат: Мне сказала сестра, она читала «Северную правду» и увидела адрес и имя бойца - Борис Иванов. Она в курсе всех этих дел, позвонила мне, и я пошел в вашу газету.


- Как вы относитесь к деятельности поисковых отрядов?
Татьяна: Они большие молодцы, спасибо от всей нашей семьи за Бориса и других найденных солдат и офицеров. К сожалению, раньше мы этим не интересовались. Теперь и его на акцию «Бессмертный полк» возьмем. Внукам расскажем о героическом предке. Мой сын очень трепетно к своим дедам относится, его второй дед на «катюшах» воевал.


P.S. Когда мы расставались с Татьяной Михайловной и Муратом Курамшевичем, из двора вдруг вышла Камилла Павловна - мама Татьяны. Старушка вздохнула и произнесла всего одну фразу: «Если бы вы знали, как Леля берегла сирень, посаженную Борисом, и как она надышаться не могла на его костюм».

 

Алексей ВОИНОВ

 

Партнеры