Черпает сокровища

17

 

и снимает пласты

 

Вот вы знаете, что такое «дрян» или «набирушка», зачем «парят пар» или «кросна делают»? А она не просто знает, но много лет собирает, изучает, описывает и так сохраняет костромские диалекты. Ведь диалекты, говорит профессор Костромского госуниверситета, доктор филологических наук Нина Семеновна Ганцовская, - это наш  исконный язык.

 

У меня от пятницы наболело

(давно хотел сказать)


«Диалекты - море. Собирать их - значит черпать сокровища из моря ложкой», - признается Нина Семеновна, и сама черпает эти сокровища больше полувека. Впервые записывать диалектную речь она начала еще студенткой Костромского пединститута.


В конце 50-х годов прошлого века по заданию преподавателя Герцеля Шкляра (известный ученый оказался в Костроме в годы войны в эвакуации) его ученики ездили по районам нашей области, чтобы собрать материалы для Диалектологического атласа русских говоров.


Наверное, в этих экспедициях и началось то, что сложно назвать просто профессиональным призванием. Сотни поездок по всей области (потом уже вместе с ее собственными студентами), поиски стариков - тех, кто еще владеет народным словом, скрупулезная запись их живой речи, а еще анализ, сравнение, выводы и... даже почти детективные расследования.

 

Стелет шелком
(говорит мягко)


Вопреки распространенному мнению о том, что жители нашей области исключительно окают, Нина Семеновна описывает говоры Костромского акающего острова. Откуда в Солигаличском, Чухломском, части Галичского, Буйского и Парфеньевского районов взялась эта «столичная привычка», когда в большинстве костромских говоров - одно оканье?


«Гипотез много, - рассказывает диалектолог. - Я оригинальную не выдумала, я поддержала нашего великого земляка Николая Николаевича Виноградова. Сын священника, он жил в Шунге, был учителем, имел потрясающее языковое чутье. Он выдвинул очень правильную гипотезу о том, что появилось это не ранее XVII века и не в результате отходничества». Напомним, что отходники – крестьяне, которые уезжали в большие города зарабатывать. Была такая версия, что они привезли аканье в родные места оттуда.


«Виноват в аканье Михаил Романов, - считает Нина Семеновна. - В документах до окончания Смутного времени, до того, как воцарился Романов, было оканье. И вот с 20-х годов XVII века появляются документы с аканьем». Михаил Романов захотел отблагодарить подмосковных дворян за верную службу. Казна была пуста, благодарить нечем, а у тех поместья были сожжены. И он подарил им чухломские и солигаличские земли. В общем, приехали туда дворяне вместе со своей дворней, чадами, домочадцами и научили всех акать.


Человек, так пристально и так любовно изучающий слово, сам владеет им мастерски и образно. Сегодняшнего диалектолога Нина Семеновна сравнивает с геологом: он тоже должен снимать целые пласты, только языковые, чтобы узнать, как говорили предки. Ведь именно диалекты - это база русского национального языка.


Литературный язык – это искусственное образование. Он возникает с появлением письменности. Письменность у нас возникла в середине XI века на церковно-славянской основе. А настоящий русский, восточно-славянский язык, считает профессор, – в диалектах. Исчезнут они, и язык будет мертвый.

 

От столба и с дымом

(верх качества)


Костромские диалекты - это не просто незнакомые нам, сегодняшним, слова или особенное их произношение. Это еще и целые культурные, исторические пласты. Записывая рассказы жителей области, Нина Семеновна, ее ученики и коллеги сохранили для нас жизненный уклад предков, бытовавшие обычаи и традиции.


«Был деревянный верстак, финагель на верстаке, дошшэчька такая. Мы к ие прикладывали изделие. Полировали всё вручную, воронили - лизали кольца, браслеты, миндальоны. На ём окись хрома зелёная. Лижу изделие (вода не такая, скатывается) и воронилом полирую, вороню. Так мы зубы стравили. Принесут изделие из гальваники, так мы лижём. Нас убучали старейшие роботники». Это из записей речи красноселов. А это - нерехтчан: «Из чёрной муки творили згибки. Наворочает с морковью, свёклой. Сырую картошку натяпает в корыте, обжарит. Побелее сечас печём».


Как работали и отдыхали, знакомились и женились, что подавали на стол в разных районах нашей области - все это тоже ключ к пониманию того, кто мы. И хотя костромским диалектам Нина Семеновна Ганцовская посвятила большую часть себя, было бы неправильным говорить только о них. За ней не просто научная лингвистическая школа, сотни научных статей, учебные пособия, словари и монографии, но и многочисленные студенты и аспиранты, которым (могу утверждать как ее ученица) повезло с таким учителем.


«Надо же знать истоки, иначе мы не будем понимать, как развивается национальный язык, куда он движется, какие у него пути», - объясняет свой энтузиазм диалектолог. И как-то мало верится, что она, такая деятельная и энергичная, на днях отметит очень весомый юбилей!

 

Елена ШИКАЛОВА

 

P.S. Тем, кто захотел узнать, что такое «дрян» и зачем «парят пар», стоит открыть «Словарь говоров Костромского Заволжья: междуречье Костромы и Унжи», «Меткое костромское слово» и другие книги Нины Семеновны Ганцовской.

 

Партнеры