С Сергеем Зайцевым мы встретились в молельной комнате родильного дома города Костромы. Сергей вспоминает о том, как родился его младший сын Всеволод с синдромом Дауна. Как был шокирован, узнав о диагнозе сына, как со временем изменялось его сознание и отношение к «солнечным» детям. В интервью «Северной правде» он рассказал, как один новорожденный ребенок может повлиять на жизни многих людей.

Бог — это красота

— Мы встретились с вами в очень неожиданном месте — родильном доме. Почему?
— Каждую пятницу здесь, в молельной комнате, со священником отцом Анатолием мы общаемся с будущими мамами. Сейчас им особенно нужна поддержка. Они находятся на очень ответственном этапе своей жизни и важно помочь им обратить взор внутрь себя.

— Почему вы так близки к религии?
— В 1994 году я поступил в Костромское духовное училище. Пошел я туда осознанно, потому что еще раньше убедился в существовании Бога. Но вот что есть Бог? Как раз в этом я хотел разобраться. Учеба убедила меня в том, что все, посылаемое нам Богом, наполнено великим смыслом. Впоследствии это и помогло мне принять своего особого ребенка.

— Что заставило вас по-новому посмотреть на жизнь?
— У меня родился сынишка с синдромом Дауна. Этот момент стал переломным. Крайне важно было найти себя в этой ситуации, разобраться со своими чувствами и эмоциями, понять, как жить дальше. Кроме того, когда я услышал диагноз, моя жена была вместе с сыном в роддоме. Я остался наедине со своими мыслями.

— О чем вы думали в этот момент? Что было сложнее: принять сам факт или начать действовать?
— Конечно, сложнее принять сам факт. Бывают случаи, когда отцы уходят из семьи. Убегают даже не от сложностей, а от груза общественного мнения. Поэтому было так важно увидеть себя как мужчину, который готов действовать. Как отца, в новых, непривычных для общества обстоятельствах. Найти свою роль в меняющемся мире.

— А приняло ли общество вашу семью в такой ситуации?
— У нас всегда было много друзей. Сразу после рождения Севы, они начали еще больше аккумулироваться вокруг нашей семьи, поддерживать. Все вместе стали размышлять о природе людей с синдромом Дауна. В итоге мы пришли к выводу, что у нас в стране практически никто ничего не знает об этом явлении. Подумав, мы решили создать общественную организацию. Для того чтобы поменять общественное мнение, помочь рядовым гражданам научиться принимать особенных людей. Так в 2014 году появились «Другие мы».

— Как думаете, почему до сих пор в цивилизованном обществе люди стараются не обращать внимание на людей с синдромом Дауна? Я была свидетелем ситуации, когда женщина со своим ребенком, заметив такого человека, перешла на другую строну улицы.
— Нужно захотеть понять человека, каким бы он ни был. И этому надо учиться. Совсем плохих людей на самом деле очень мало. Другое дело, что наше общество раньше не фокусировалось на людях с синдромом Дауна. Почему? Мы не понимали, что это за люди, кто они и почему они такие. То есть непонимание и порождает страх. А страх, в свою очередь, агрессию. Наука совсем недавно открыла, что из себя в целом представляет аутический спектр расстройств. Более того, доказано — у всех нас есть отклонения. Например, когда мы волнуемся и перебираем какую-то вещь в руках, это проявление аутического расстройства. В отличие от нас, особые люди полностью погружены в свой мир, наше восприятие действительности для них непонятно и чуждо. Детям с синдромом Дауна обязательно нужен друг, проводник для адаптации их в этом мире.

— Как общаться с особенными детьми?
— Вести себя нужно открыто, потому что у ребят душа нараспашку. Да, встречается задержка речевого, умственного развития, но это все компенсируется открытым и бесхитростным взглядом на жизнь. Они молниеносно замечают любое изменение в настроении собеседника, чувствуют его душевное состояние. «Недостатки» людей с синдромом Дауна превращаются в их достоинства. Они настоящие загадки.

Слезы счастья. Горя тишина

— Я слышала, что новорожденные с синдромом Дауна практически не плачут. Это правда?

— Моя супруга рассказывала, что в роддоме Сева вовсе не плакал в отличие от других новорожденных. В первые дни все дети кричат и очень напряжены. Они чувствуют, что обстановка изменилась, и плач — это естественный выход эмоций. Даже когда спят, они пытаются свернуться в позу эмбриона. Наш же Сева был расслаблен, ручки в молитвенной позе раскинуты в стороны.

— А как он сейчас выражает эмоции?
— На днях Сева пошел в первый класс. Он хохочет, иногда плачет, общается языком жестов. Но я уверен, что это плод нахождения в любящей семье. Потому что дети с синдромом Дауна, попадая в Дом ребенка, после того как от них откажутся родители, практически перестают выражать эмоции. По статистике, часть таких отказных малышей умирает в течение года, поскольку они чувствуют себя ненужными, нелюбимыми. И отказываются от жизни.

Что дальше?

— Меняется ли отношение общества к людям с синдромом Дауна?
— Сейчас в нашей стране переворачивается страница того дикого отношения к людям с синдромом Дауна, когда было проще их вовсе не замечать. Мы вступаем на путь особого, нормального взаимодействия с «солнечными» людьми. Я рад, что малышей с синдромом Дауна стали чаще усыновлять и брать в приемные семьи.

— Какие задачи стоят перед общественной организацией «Другие мы»?
— Мы хотим поменять отношение общества. Чтобы отец, когда у него родится сын с синдромом Дауна, не стоял перед моральным выбором: любить или не любить своего ребенка, остаться или уйти из семьи, поддержать или бросить жену. Но сейчас об этом говорю я, человек, который погрузился в эту тему, пережил все на личном опыте. Люди, живущие обычной жизнью, не задумываются над этими вопросами. Такая ситуация встает перед ними однажды. И они делают выбор, основываясь на общественном мнении, думая только об одном: как посмотрят на них люди со стороны.

— Как строится ваша работа?
— Как принято в нашей стране еще с советских времен, общества инвалидов существуют отдельно: слабовидящих, слабослышащих и другие. У нас принято отгородиться от внешнего мира «стульчиками», чтобы в наш кружок никто не заходил. Я уверен, что нам нужно пересмотреть данный формат. Наоборот, «стулья» убрать, осанку расправить и идти по улице со своим «солнечным» ребенком не стесняясь его. Только тогда он увидит, что папа и мама им гордятся, любят и готовы поддержать. Это и есть результат нашей работы.

Алина Одинцова

«СП»-Справка
Сергей Зайцев — многодетный отец. Воспитывает сына с синдромом Дауна. Основатель общественной организации «Другие мы». Группа организации «Вконтакте» здесь.