Воскресенье, 15 января 1956 года. На станции Кострома-Новая привычно шумно, но непривычно оживленно. На здании вокзала, свежевыкрашенных вагонах — лозунги и плакаты, из громкоговорителей — музыка. Событие, которое произошло в этот день, действительно станет судьбоносным для региона, что было понятно задолго «до» и сразу «после». С платформы станции отправится первый поезд по совсем новой, только что отстроенной железной дороге Кострома-Галич.

Репортаж с места событий через несколько дней опубликуют в «Северной правде» под заголовком «Поезд идет в Галич». И снимки, и сам репортаж сохранился. С перрона поезд проводили полторы тысячи человек — участники митинга. Перед этим, в лучших традициях серьезных начинаний, перерезали алую ленту. Вести первый пассажирский поезд по новой железнодорожной магистрали выпала честь «знатному новатору нашей Родины» (так окрестили его корреспонденты газеты), прославленному машинисту, Герою Социалистического Труда, депутату Верховного Совета СССР Александру Петровичу Папавину.

Первую остановку поезд сделает у ближайшей к Костроме новой станции «Дровинки». К приему пассажирских и товарных поездов она готова. Выстроены служебные здания и жилые дома. В небольшой станции — комнаты с удобствами для пассажиров, кабинет начальника. В годы строительства железной дороги для семей железнодорожников построены новые дома общей площадью 8 282 квадратных метра. Дорогу протяженностью 125 километров поезд проходит точно по графику — за 4 часа 45 минут.

Первым поездом едет и начальник строительства дороги Андрей Лавринайтис. Посматривая в окно на пролетающие пейзажи, он скажет: «Скоро один за другим здесь пойдут железнодорожные составы с народохозяйственным грузом. Станция Кострома отныне не тупик. Открыт прямой путь на Урал, на Дальний Восток».

Как потом оценят экономисты, промышленники, историки, лесозаготовители региона, для экономического развития области эта дорога была важна исключительно. Создала прямой выход для Костромы на северную магистраль, вдвое сократила пробег грузов от Костромы до Галича и значительно приблизила к железнодорожной линии ряд районов глубинки, облегчила снабжение областной столицы дровами, торфом и древесиной.

Кстати, недоделки, допущенные при строительстве дороги, будут устранять еще долго. Как напишет через полгода, в мае 1956-го, «Северная правда», для завершения работ даже создали специальный стройпоезд. Наиболее частая претензия к строителям — не покрашены служебные здания. На станции Меза не успели закончить сооружение подъезда к пакгаузу (склад для краткосрочного хранения грузов. — Прим. автора), на станции Тебза — вообще не достроили пакгауз. Большая часть критики обрушилась на станцию Судиславль. Как оказалось, новые здания здесь уже нуждались в капитальном ремонте — текла крыша и отлетала штукатурка. За халатность журналисты «прошлись» хлестким словом по строителям.