«Что наша жизнь? Игра!» Я уверен, что большинство наших читателей знают фрагмент арии Германа из оперы «Пиковая дама» по заставке телеигры «Что? Где?Когда?». Интеллектуальные игры, кажется, всегда были популярны в нашей стране. Но одно дело — смотреть битвы знатоков по ТВ и совсем другое — соревноваться за игровым столом. Доцент кафедры экономики и управления КГУ Евгений Орлов с 1993 года играет в интеллектуальные игры. Он стал гостем нашей рубрики «СП»-Гостиная» и рассказал об истории и современности этого движения в Костроме.

— Евгений, сколько волн интереса к интеллектуальным играм было в нашей области?

— Первая, которая прошла в 70-80-х, связана с ростом популярности «Что? Где? Когда?». Вторая связана с развитием движения в школах и университетах. Мы в девяностых и нулевых застали ее. Потом было затишье, поскольку большинство игр вышли на экраны, и участвовать в каких-то местных вариантах стало просто не интересно. Но такие организации, как Костромской клуб интеллектуальных игр, жили и сейчас уже играют 21-й сезон. А года с 2015-2016-го началась новая волна — барных КВИЗов. Это такое не напрягающее времяпрепровождение. Год-полтора назад у нас было около десятка разных игр, но сейчас и эта волна пошла на убыль.

— И куда отправляться любителям интеллектуальных соревнований?

— На сегодняшний день у нас осталось несколько сильных организаций. Костромской клуб интеллектуальных игр и «60 секунд» наиболее приближены к телевизионному формату, вопросы составлены так, что, если не знаешь правильный ответ, всегда можно дойти до него путем логических рассуждений. «КВИЗ клуб Кострома», «Лига Индиго», «Мозгобойня» и «Энштейн party» можно отнести к барным КВИЗам. Они находятся в жесткой конкуренции за внимание публики. Это франшизы, которые играют по всей России.

— В чем это выражается?

— У кого-то владельцы франшизы прописывают определенные скрипты. Это может быть особая манера объявления команд, в перерывах организуют развлекательные мероприятия, индивидуальные конкурсы. Каждый старается разнообразить процесс чем может. Но все игры разные. У кого-то количество вопросов за час игры — считанное количество, у кого-то они буквально сыплются. Некоторые игроки вообще выбирают не по формату, а по ведущему. Из барных КВИЗов, на мой взгляд, наиболее профессионально и интеллигентно проводится «Лига Индиго».

— А есть ли сейчас в школах и вузах свои соревнования?

— Я не слышал, что есть какое-то централизованное движение. В некоторых школах интеллектуальными играми занимаются много лет. В других — от случая к случаю. Даже когда я учился в школе, мы играли в планетарии. Приглашались две школы, тематика, конечно, астрономия. Было интересно, но как сейчас обстоит дело, сказать не готов.

— Форматов игры, как я понимаю, много. Но, к примеру, «Что? Где? Когда?» в баре не сыграешь…

— Классику в целом играть очень сложно. Во-первых, это очень высокий уровень вопросов, который не каждый сможет раскусить. А если человек один раз не смог ответить, другой, то и интерес пропадет. К тому же у «Что? Где? Когда?», например, куча различных лиг и турниров. Чтобы провести свою игру под этим брендом, нужно покупать у компании «Игра» соответствующее разрешение. Мы периодически ездим в Иваново, где проходят турниры под эгидой этой компании. Если там есть возможность отобраться, попасть в серьезную лигу, то туда приезжают команды из Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода. Тогда нашим командам, которые играют от случая к случаю, выиграть достаточно сложно. А во-вторых, задача устроителей игр обеспечить одновременную занятость максимального количества людей, чего классический формат не предусматривает, тут даже «Брейн-ринг» не поможет.

— Расскажите о своей команде. Кто в нее входит? По какому принципу отбирались игроки?

— Команда наша называется по-разному для разных игр. Чаще всего мы выступаем под названием «Юнайтед» (с английского — дружный, единый). Это отражает ситуацию в команде. У нас собрались люди совершенно разных возрастов, профессий, увлечений. Есть программисты, лингвисты, работники сферы рекламы и так далее. Костяк команды сформирован, но на игры мы приглашаем и тех, кто не всегда может ездить куда-то, но готов нас поддержать. Есть у команды еще одно брендовое имя — «Опоссумы». Но это исключительно для Костромского клуба интеллектуальных игр.

— Какая мотивация у участников таких «игр разума»? Большие призовые?

— Во всех барных викторинах призы очень похожи. К примеру, бутылка шампанского. Иногда это заменяют на сертификат из пиццерий и так далее. Интерес в призах, признаюсь, отпадает сразу. Главное — сам факт победы, азарт. Но поскольку наша команда побеждает достаточно часто, у нас периодически накапливается определенный бар с бутылками нескольких франшиз. (смеется).

— Как я понимаю, важно еще и общение…

— У «Лиги Индиго», к примеру, есть еще и онлайн-версия. Наша команда собирается по субботам и, условно, в половине восьмого вечера начинают приходить вопросы в соцсети. Каждые две минуты — новый вопрос, плюс в конце на размышление минут десять. Затрат у организаторов вообще никаких, а у команды есть повод собраться еще раз. Создается некая «внеигровая» жизнь. Но мы, бывает, собираемся командой и по другим поводам: обдумывание вопросов для игр костромского клуба (там игры поочередно проводят сами команды-участники), выезд на «зеленую» и так далее.

— В 80-90-е годы организаторы игры, наверное, часами сидели в библиотеке, составляя вопросы. Теперь множество фактов можно найти в интернете. Качество вопросов от этого стало лучше или хуже?

— Некоторые организаторы, конечно, обращаются к интернету. Но ведь игрокам можно так же взять и быстро узнать ответ в сети. Поэтому и развиваются франшизы, которые сами составляют вопросы, гарантируют, что они нигде никогда не звучали. Например, в «Лигу Индиго» или «60 секунд» играют более чем в 50 городах. И единожды придумав вопрос, можно разослать их пятьдесят раз. Но вопросы становится придумывать все сложнее и сложнее. К примеру, за год в России проходят больше двух сотен турниров «Что? Где? Когда?». Это только одна игра! И, чтобы не попадаться на повторениях, организаторы часто включают в игру вопросы по современным сериалам, музыке, ток-шоу и так далее. Блоки вопросов очень зависят от сегодняшних реалий.

— Вспомните ли какой-либо каверзный вопрос, на который вы блестяще ответили?

— Вопросы дословно в моей голове не остаются. К примеру, был вопрос в игре «60 секунд» про нашего знаменитого врача Пирогова: зачем ему на операциях нужно было два помощника, если другие справлялись и с одним? Ответ был такой: Пирогов был амбидекстером и мог работать одновременно двумя руками, и инструменты ему нужно было подавать с двух сторон.

— Помогает ли вам участие в интеллектуальных играх в работе?

— Во-первых, это помогает отвлечься от основной деятельности. Во-вторых, я, как преподаватель, получаю большое количество дополнительной информации и могу во время лекции рассказать какой-либо интересный факт. Или в период разгрузки можно перевести тему на игры. Да и остальным участникам, вне зависимости от сферы деятельности, это помогает. И если бы я был руководителем среднего или крупного предприятия, я бы поддерживал участие своих сотрудников в интеллектуальных играх. От этого выиграет и само предприятие — это реклама, возможность привлечь квалифицированных сотрудников из числа участников команд.

— Правда ли, что раньше игроки обладали более глубокими знаниями, а современные — более находчивы?

— Скорее, это стереотип. Понятно, что в 80-е годы начитанность была крайне важна. А далее стали необходимы и энциклопедические знания, и находчивость, и умение работать в команде. Изменилось сейчас, скорее, направление вопросов. Раньше было много интересных моментов из истории, литературы и так далее. Сейчас, как я уже говорил, много вопросов о современных реалиях. Меняется и контингент игроков. Приходят более молодые люди: выпускники, студенты, даже школьники. У них несколько иное, у некоторых клиповое мышление. Они знают множество разрозненных фактов, но комплексную картину им составить довольно сложно. К примеру, был в игре «Лига Индиго» недавно географический тур, где поднимались «заковыристые» факты, и многие команды провалились.

— Вы играете в интеллектуальные игры с 1993 года. С друзьями по первой команде общаетесь?

— На сегодняшний момент со мной играет один человек. Если, скажем так, хорошо попросить — еще два-три человека присоединятся. Все уже серьезные люди, у них высокие должности, семьи, не всегда есть время. Но вне игры мы по-прежнему общаемся.

Владимир АКСЕНОВ

Фото из архива

Евгения Орлова