На территории колонии-поселения нет ни глухих ограждений, ни охраны на вышках. Куда-то по своим делам спешат обычные мужчины и женщины — в джинсах и спортивных куртках. Ни тебе серой робы, ни служебных собак. С виду напоминает не то общежитие для работающих вахтовым методом, не то базу отдыха для не особо притязательных туристов. И только колючая проволока и контрольно-пропускной пункт красноречиво свидетельствуют: все-таки здесь место лишения свободы.

Это колония-поселение №5. «Пятеркой» называют ее работники уголовно-исправительной системы и местные жители поселка Прибрежный: соседство близкое, крыша жилого дома высится буквально в нескольких метрах от учреждения.

Начальник КП-5 ФСИН России по Костромской области подполковник внутренней службы Юрий Второв рассказал об учреждении, которым он руководит последние два года. До этого работал здесь же в должности начальника отдела безопасности, а затем заместителя начальника.

В колонии содержатся впервые осужденные мужчины и женщины за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести и преступления по неосторожности, ранее не отбывавшие лишение свободы. Но буквально два года назад контингент был совсем другой — здесь находились осужденные с опытом пребывания в местах лишения свободы, а также положительно характеризующиеся осужденные, переведенные из колоний общего и строгого режима. Теперь они в аналогичном учреждении в поселке Бычиха.

ЮРИЙ ВТОРОВ,  начальник КП-5:

— В народе бытует мнение, что колония-поселение — это один из мягких вариантов отбывания наказания, но на деле все не так однозначно. Контингент у нас достаточно сложный. Люди, в основной массе, молодые, большинству от 20 до 45 лет, они толком нигде не учились и не работали, и надо сказать, особого желания у них что-то менять в своей жизни нет. Социальная адаптация близка к нулю, и наша задача это исправить. Большая часть из них осуждена за неуплату алиментов, за мошенничество. Конечно, попадают в колонию-поселение и вполне интеллигентные люди, как правило, за совершенное ДТП или за превышение должностных полномочий. Например, сейчас в колонии четверть осужденных, это порядка тридцати человек, — виновники аварий на дороге. При этом осужденные находятся под надзором отдела безопасности — сотрудников, которые контролируют их на рабочих местах и в общежитии. В большинстве случаев осужденные прибывают в колонию самостоятельно, без конвоя. Затраты на дорогу им компенсируются. Но встречаются и те, кто уклоняется от отбывания наказания, скрывается, и тогда их объявляют в розыск.

К слову, Юрий Второв знает каждого из своих подопечных не только в лицо, но и по имени-отчеству, а также помнит, за какие преступления данные граждане попали в его обитель.

Мужчины и женщины проживают в разных подъездах одного общежития. Сроки самые разные, но, в принципе, относительно небольшие — до пяти лет. Сама колония тоже немногочисленная, сегодня здесь отбывают наказание порядка 90 мужчин и 15 женщин. Есть учителя, продавцы, водители, трактористы, строители… В «пятерку» попадают граждане со всей Костромской области.

КТО ХОЧЕТ РАБОТАТЬ? Я ХОЧУ!

— Система исполнения наказаний должна кормить себя сама, а у осужденных должна быть возможность работать, а не висеть тяжким грузом на шее государства. И эти основные задачи мы обязаны выполнять. Мы стараемся найти рабочие места для осужденных с достойной заработной платой, чтобы у них была возможность выплачивать алименты, иски, и в то же время, чтобы они могли набираться опыта. Все осужденные получают минимальную оплату труда. Однако целиком зарплату получают не все. Но по закону минимум 25% зарплаты мы им обязаны оставлять. У многих осужденных большие исковые обязательства. Был у нас осужденный, у которого иск составлял более 1,5 миллиона рублей, — говорит Юрий Второв.

На территории учреждения оборудованы четыре теплицы, в которых осужденные в весенне-летний сезон выращивают овощи для своих нужд: огурцы, помидоры, зелень. На данный момент значительная часть осужденных трудоустроена в учреждениях ФСИН России по Костромской области: ИК-3, ИК-1, ИК-8, УИИ, жилищно-коммунальное управление, где они исполняют обязанности разнорабочих для жизнеобеспечения данных учреждений. Обитатели «пятерки» также трудятся в котельной, которая располагается непосредственно в поселке Прибрежный и обеспечивает бесперебойное теплоснабжение и подачу горячей воды КП-5.

— Кроме того, наше учреждение заключило соглашение о сотрудничестве с одним из костромских предприятий, специализирующемся на выпуске железобетона для выпуска изделий мостового, дорожного и гражданского строительства. В общей сложности руководство завода предоставило рабочие места для 15 осужденных, которых на работу доставляют на транспорте предприятия, также предусмотрена выдача специальной рабочей одежды и организация горячего питания. При этом надзор за осужденными в процессе их трудовой деятельности осуществляют сотрудники исправительного учреждения. Возможно, кто-то наберется опыта и после освобождения захочет продолжить работу на данном предприятии, — продолжает Юрий Второв.

Чаще всего зарплату осужденные отсылают родственникам или тратят на свои нужды. Они могут согласно распорядку дня выходить в поселок, посещать магазин, при этом их обязательно сопровождает сотрудник колонии. Спиртное в колонии, естественно, употреблять нельзя.

ДУХИ ПОД ЗАПРЕТОМ

Жизнь в «пятерке», как и в любом режимном учреждении, подчиняется распорядку. Ранний подъем, в 6 утра, зарядка, работа, свободное время — все расписано по минутам. За нарушения режима можно и в штрафной изолятор угодить. Сюда попадают не часто, но все-таки такие случаи тоже бывают.

— Самый веский повод для водворения в изолятор — это отказ от работы. Также достаточно один раз употребить спиртные напитки, один раз воспользоваться запрещенным предметом, например, телефоном, или злостно нарушать режим — спать в неположенное время или курить там, где запрещено. Если неоднократно нарушать распорядок, суд может изменить режим отбывания наказания. И из колонии-поселения можно отправиться в колонию общего режима, а там условия жестче, — поясняет Юрий Второв.

Личные вещи осужденным можно хранить в тумбочке, но все по описи. Шампунь, зубная щетка, средства гигиены, у женщин — немного косметики. А вот спиртным парфюмом пользоваться нельзя. Можно иметь при себе драгоценности и деньги. Чтобы разбавить серые будни, в колонии проводят конкурсы, дни открытых дверей для родственников. С осужденными работают психолог и социальный работник.

— Колония-поселение, как вид, откровенно говоря, явление уникальное. Что получается? Для тех, кто совершил преступление небольшой тяжести и притом впервые, это шанс не приобщиться к криминальной субкультуре, так сказать, не проникнуться атмосферой несвободы. Мы даем шанс не узнать, что такое роба осужденного, что значит не иметь возможности свободно передвигаться, даже свидания с родственниками здесь практически не ограничены, в отличие от исправительных колоний. Да, безусловно, это лишение свободы, но с такими нюансами и, на современном языке, бонусами, которые не отрывают человека от социальной среды и дают ему шанс остаться в обществе, продолжать работать, жить практически полноценно. Колония-поселение — для кого-то это относительная свобода, а для кого-то относительная несвобода. И вот в зависимости от того, как себя здесь ощущает человек, осознание вины либо приходит, либо нет. На моих глазах есть положительные примеры, когда такая изоляция помогала человеку вернуться в семью, люди пересматривали свое отношение к алкоголю и в целом к жизни, — подытожил Юрий Второв.

Стоит добавить, что бежать отсюда заключенные не пытаются. Сроки у всех относительно небольшие, и «три за побег» не хочет никто.

Вероника ИВАНОВА

Снимки предоставлены пресс-службой
УФСИН России по Костромской области

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

В марте 1985 года в Костромской области была создана исправительно-трудовая колония №5, которая изначально располагалась в поселке Бычиха. Позже, в 1992 году, на ее базе создали исправительно-трудовую колонию-поселение №5 для мужчин, твердо вставших на путь исправления. А в 2000 году колония сменила место дислокации — переехала в поселок Прибрежный, где располагается по сей день.