Митрополит Ферапонт: действия Константинополя - очередная рана на теле церкви Христовой

 

19

 

11 октября Синод Константинопольской церкви принял враждебные для Русской церкви решения. С раскольников на Украине была снята анафема, которую наложила на них Русская православная церковь, было отменено решение Константинополя от 1686 года о передаче Киевской митрополии Московскому патриархату. Ответ был вынужденным и довольно жестким: полный разрыв евхаристического общения. Что это значит для всей церкви и простых верующих? На наши вопросы ответил митрополит Костромской и Нерехтский Ферапонт.

 

- Владыка, какова ваша реакция на действия Константинопольского патриархата и последовавший за ним разрыв евхаристического общения?

- Реакция естественная, как и всякого русского архиерея. Я считаю, что действия Константинопольского патриархата, во-первых, не логичны, во-вторых, антиканоничны. И в этом я согласен с точкой зрения нашего Синода. И разрыв отношений печальное явление, но совершенно нормальная реакция. Все это происходит в той канве антироссийской политики и напоминает санкции. И разрыв общения - это ответ на действия против Русской православной церкви на Украине.

- Есть ли храмы Константинопольского патриархата в России?

- У меня нет сведений о наличии храмов Константинопольского патриархата в России. Но дело в том, что у Русской православной церкви география гораздо шире, чем границы РФ. У Константинополя достаточно много храмов в Европе и Северной Америке, где также живут русские, в основном эмигранты. Особая ситуация в Эстонии, где есть храмы и РПЦ, и КП. Там давно сложилась непростая ситуация в отношениях этих юрисдикций, но это отдельный разговор. Вообще, как правило, прихожане давно определились, в какой храм они ходят, и произошедший разрыв мало что изменит в их практической жизни. То есть если православный человек, скажем, в Соединенных Штатах, является прихожанином храма Русской православной церкви, то ему нет нужды молиться в храмах Константинопольского патриархата. Что же касается жителей России, то, как уже сказано, у нас храмов КП практически нет.

- Что может означать разрыв общения для простых православных верующих?

- Со священником все ясно - он относится к какой-то епархии, подчиняется архиерею, то есть находится в определенной юрисдикции. А для обычного верующего, мирянина, это понятие не столь строгое. Скажем, человек жил в Грузии и ходил в храмы Грузинской православной церкви, потом приехал в Россию, и ходит в наши церкви. Для этого ему не надо каких-то разрешений. Но все же Церковь устроена как организация общинная, состоящая из приходов, и прихожане конкретного храма осознают себя членами той или иной поместной церкви. Это опять-таки актуально скорее там, где на одной территории присутствуют несколько юрисдикций. Для нас же вопрос скорее теоретический – православные костромичи, естественно, являются членами РПЦ. Но поскольку у нас нет храмов КП, на практике этот разрыв для простых верующих россиян никак не скажется.

- Но может ли сегодня прихожанин Русской православной церкви посещать святыни, находящиеся под юрисдикцией Константинополя?

- Русские туристы посещают святыни разных церквей, в том числе католической. Ярким примером являются постоянные поездки наших паломников в итальянский город Бари к мощам святителя Николая, которые находятся в католическом храме. Естественно, такое посещение святынь останется возможным и в храмах КП. Особенное беспокойство наших паломников вызывает вопрос о поездках на святую гору Афон, монастыри которой традиционно находятся в юрисдикции Константинополя. Афонские монахи сами должны принять решение о своем отношении к Константинопольскому патриархату после его неканонических действий. После этого будет разрешен вопрос о возможности участия членов РПЦ в богослужениях в афонских монастырях.

- В митрополиях и епархиях Русской церкви идут обсуждения ситуации?

- Да. Тут, собственно, и обсуждать особо нечего. Некоторые епархии уже выступили с поддержкой решения нашего Синода, некоторые считают это согласие и так очевидным.

- Как дальше будут складываться отношения с другими поместными церквями?

- Традиционно в сознании многих православных людей в мире Константинопольский патриархат пользуется определенным уважением. А Русская православная церковь самая большая и влиятельная. Потому предстоятелям поместных церквей предстоит еще определиться в этой ситуации. Можно предположить, что кто-то проявит определенный нейтралитет, кто-то поддержит нашу позицию. К сожалению, забывается, что Константинополь несколько веков пользовался поддержкой России. Ведь были времена, когда в Турции христиане притеснялись, и Россия оказывала КП дипломатическую и очень серьезную финансовую поддержку. Поэтому действия Константинополя выглядят крайне неблагодарно.

- Но еще сложнее приходится православным на Украине...

- Понятно, что это попытка поссорить церкви и попытка дестабилизировать ситуацию на Украине. И отсюда понятно, кем эта ситуация спровоцирована, хотя в данном эпизоде наши заокеанские «партнеры» остались за кадром. Через этот раскол усугубляется и политическая ситуация. А Украинская православная церковь Московского патриархата - это мощное связующее звено между двумя народами. Если взять законную церковь на Украине - они абсолютно автономно живут. Но формальная связь нужна, чтобы мы ощущали себя одним народом. И удар приходится именно на это.

- Какие последствия ждут православный мир и возможно ли восстановление нормального взаимодействия между церквями?

- Эта ситуация продиктована причинами политическими. И если курс изменится, Константинополю будет логично отказаться от этих решений. В таком случае примирение вполне возможно, веру мы не разделили. У нас одна вера, одна догматика. Мы говорим только то, что патриархат Константинополя поступил непоследовательно, а также антиканонично. И такие действия вынуждают нас сегодня отказаться от литургического общения с Константинопольским патриархатом. Канонически не полагается, чтобы на одной территории было две юрисдикции, у них нет полномочий, чтобы вернуть сан Филарету Денисенко. Да, Константинопольский патриарх - старший среди равных, как старший брат. Но прямой власти у него нет ни над одной церковью.
Мы исповедуем церковь, как святую, соборную и апостольскую. А святость церкви заключается в наших таинствах, благодати, Священном писании. Эта святость, к сожалению, не переходит на любого члена церкви. И любой из нас, даже Вселенский патриарх, может согрешить. Потому ситуации удивляться не надо, расколы и в истории Христовой церкви бывали не раз. И я бы еще раз отметил, что ситуация с Константинополем обратима.
А ситуация с «Филаретовской церковью» на Украине бесперспективна и временна. Всегда отхождение от единой церкви ведет к расколу, к еще более мелкому дроблению. И здесь будет происходить то же самое.


Олег СУВОРОВ

 

Партнеры