Дмитрий Бодрин:

14 05

 

Став депутатом, продолжаю ездить на работу на пассажирском городском транспорте.

 

     Очередная сессия регионального парламента завершена. Бурные обсуждения и новые законопроекты теперь впереди. А пока ­ небольшая передышка. Самое время подвести итоги и поговорить о том, каким был этот год для региона, его жителей, депутатского сообщества с точки зрения важных решений, перемен, перспектив. Сегодня в гостях у «Северной правды» депутат Костромской областной Думы Дмитрий Бодрин. Личность сильная и многогранная. Он профессиональный военный, летчик. Прошел Афганистан, Таджикистан, Чечню. Служил в Украине и родной Костроме. А в депутатском кресле чуть менее трех лет. Собственно, с этого кресла мы и начали разговор.

 

    Не как к депутату ­
    как к земляку

 

     - Дмитрий Львович, втягиваться в процесс депутатской деятельности было сложно? И как сегодня чувствуете себя в депутатском кресле?


    - Вы знаете, втягиваюсь до сих пор. Не скажу, что сложно ­ интересно. Конечно, нередко приходится обращаться за советом и разъяснениями к более опытным коллегам. Причем из разных фракций: у нас в коллективе хорошая рабочая атмосфера. И в этом, я считаю, большая заслуга Алексея Алексеевича Анохина. А что касается депутатского кресла, чувствую груз ответственности. В кресле командира вертолета, пусть и более жестком, чем депутатское, чувствовал себя комфортней.


    - Работа депутата ­ в вашем случае работа ненормированная? Заседания комитетов, приемы по личным вопросам, самостоятельная проработка тех или иных пунктов законопроектов...
­

 

      - В нашем деле работать по строгому графику действительно сложно. Став депутатом, продолжаю ездить на работу на пассажирском городском транспорте и знаю, о чем люди говорят, что их беспокоит. Это, конечно, не относится к деятельности депутата в чистом виде. Но быть, что называется, постоянно среди избирателей, считаю нормальным и, возможно, профессионально необходимым.


    - А пассажиры­-то знают, что вы депутат?


     - Кто-­то знает, кто­то нет. Если не знают, то, на мой взгляд, в данном случае даже лучше. Люди с тобой не как с депутатом, а как с земляком разговаривают. И говорят о наболевшем, не подбирая слова.

 

     За онкоцентр голосовали единогласно

 

­

 

    - За три года работы в коллективе Костромской областной Думы, безусловно, было немало важных решений ­ на благо Костромы и ее жителей. Какие из них наиболее значимы?


    - Считаю, очень важен принятый в 2016 году закон «О поддержке граждан старшего поколения Костромской области». Он проработан по инициативе губернатора Костромской области. И в каждом из пунктов этого закона я с главой региона Сергеем Ситниковым солидарен. Потому как направления взяты действительно жизненно необходимые. Здесь и компенсация за проезд к месту лечения, и возврат части денежных средств при покупке медикаментов, и освобождение от платы за капремонт для жителей старше восьмидесяти лет. Для тех, кому больше семидесяти, предусмотрена компенсация в размере пятидесяти процентов. Серьезные меры поддержки предусмотрены при подключении газа, есть компенсация для тех, у кого печное отопление. Это уже немало.


    - Вы входите в три думских комитета. В том числе в комитет по здравоохранению, социальной политике и занятости населения. Какие важные решения принимаются в этом направлении?


­

    - Буквально 12 июля, например, мы приняли региональный закон, который позволил увеличить ежемесячную выплату детям­сиротам с 6250 рублей до 7000 рублей. В нынешней ситуации, когда мы располагаем достаточно скромным бюджетом, решение действительно серьезное.


    - Новость о том, что в регионе теперь уже точно будет свой онкоцентр, ­ новость более чем радостная. В Костромской областной Думе этот вопрос ведь тоже сейчас на повестке дня?


      - 31 июля мы с коллегами собрались на внеочередное заседание. Предстояло решить вопрос о внесении поправок в бюджет для того, чтобы предусмотреть средства на составление проектно­сметной документации будущего онкоцентра. Положительное решение приняли единогласно. В свое время, исходя из обращений жителей, я этот вопрос тоже поднимал, дошел до замминистра здравоохранения. При содействии администрации региона и губернатора, конечно, ­ они этот вопрос поднимали вообще ежегодно, стучались, что называется, во все двери. Но окончательное решение тогда принято не было. То, что оно принято сейчас, считаю чрезвычайно важным. Сегодня же решение принято окончательно. И это отрадно.

 

      Про обостренное чувство справедливости

­

 

     - Когда пришло осознанное желание стать депутатом, помните?


      - У меня всегда было обостренное чувство справедливости. Наверное, в семье так воспитали. Моя мама была народным судьей. Все хулиганье старалось к ней попасть. «Потому что она справедливо судит», ­ говорили. Однажды один из таких ­ уже отсидевших ­ товарищей на 8 Марта ей цветы подарил. ...А я... Я в один прекрасный момент пришел в «Справедливую Россию». Этой партии верен до сих пор. Еще до того, как стал депутатом, возглавил партийный Центр защиты прав граждан в регионе. Возглавляю и до сих пор. Подавляющее большинство обращений, кстати, касается, именно ЖКХ. В Думе я, кстати, являюсь заместителем председателя комитета по жилищно­коммунальному хозяйству и энергетике. Моя сфера.


      - Сфера непростая...


     - Непростая. Но работать и добиваться реальных результатов в этом направлении вполне возможно. Есть у нас многоквартирный дом на Стопани, 33. Я теперь его всем обращающимся ко мне старшим по домам в пример привожу: совместными усилиями мы заставили управляющую компанию работать для людей. Причем без дополнительных денежных сборов. Там весь чердак завален был мусором (в том числе трупами голубей)! В результате добились справедливости! Прочищены вентиляционные каналы и дымоходы, очищен чердак от залежей мусора и грязи, что избавило жителей от угрозы пожара. Была отремонтирована отмостка, которая изначально была сделана УК с нарушением строительных норм и правил. Впоследствии, при вмешательстве Центра защиты прав граждан, УК переделала отмостку за свой счет. Восстановлено крыльцо третьего подъезда дома. Кроме того, проведена замена линии рециркуляции горячего водоснабжения (проблема существовала на протяжении двух лет), в доме температура горячей воды стала соответствовать установленному нормативу. Была восстановлена детская площадка и другие элементы благоустройства после проведенных ремонтных работ на теплотрассе.

 

     Как полюбил небо

­

 

      - Большая часть вашей жизни связана с авиацией. Небо зовет до сих пор?


    - Зовет. И я еще не теряю надежды сесть за штурвал. Я ведь и в отставку в 2001­м ушел потому, что по состоянию здоровья к полетам не допустили. Служить можно было. Но без полетов. А это не по мне.


     - Вы в Сызранское высшее авиационное училище летчиков по собственной воле поступили? Или по чьему­то примеру?


    - У меня там старший брат учился. Конечно, и это тоже сыграло свою роль. Но вообще, будучи подростком, я пришел заниматься в клуб юных летчиков, космонавтов и десантников имени летчика­космонавта Комарова. Пришел и остался. Марш­броски, стрельбы, парашютные прыжки... Мы в Песочном месяцами жили. Именно в те годы поняли, что такое настоящая дружба. И полюбили небо. Считаю, что для мальчишек (даже если они не станут в будущем десантниками, летчиками, военными) это в любом случае важно. И мне, например, в этой связи очень хочется возродить празднование Дня авиации в Костроме. Традиции есть ­ сам лично вместе с сослуживцами раньше занимался организацией такого праздника. Здесь ведь был целый вертолетный полк. Если все сложится удачно, то 18 августа праздник вновь развернется на территории аэропорта г. Костромы.


    - Афганистан в вашем сердце чем отзывается?


     - Болью. Моральной, физической... Что тут еще сказать? Я на войне в Афганистане был год. Из памяти, конечно, не вычеркнешь. Из сердца не вырвешь! До сих пор спорят о том, нужна или не нужна была эта война. Мы не рассуждали. Для офицера приказ есть приказ. И выполнить его надо с честью. Потом были две командировки в Таджикистан, где шла гражданская война, затем выполнял боевые задачи в контртеррористической операции в Чечне.


      - Самая памятная боевая награда?


     - Самая памятная ­ это, пожалуй, орден Мужества. Когда был начальником разведки вертолетного полка в девяностых, у меня было две командировки в Таджикистан (там шла гражданская война) в составе миротворческих сил. В один из полетов у нашего вертолета МИ­24 отказал главный редуктор. В любой момент мы могли рухнуть на землю. Решили прыгать с парашютами. Но сквозь разрывы облаков увидели: под нами город. Тогда всеми силами стал стараться увести вертолет в сторону. Жизнями местного населения рисковать не стали.


      - А своей?
­

 

     - Об этом задумался уже на земле. Помню, тогда руки тряслись. Упали мы на окраине города. Главное ­ мирные жители, техника и экипаж остались целы. Вот такая награда.

 

Любовь ВОЛОДИНА

Партнеры