Дела наши золотные

P24 4

 

Когда-то в Костроме была своя золотошвейная мастерская.Теперь ее дело в одиночку продолжает Татьяна Криницына

 

  Много икон, рукописных и вышитых. Моток золотых нитей, большая настольная лупа и главное в пространстве комнаты – так и хочется сказать «вышивальный станок». Но это – около метра в длину! – просто пяльцы. И, оказывается, это совсем не мастерская – самая обычная квартира в самом обычном районе Костромы. Необычно только то, что именно отсюда, из дома костромички Татьяны Криницыной, вот уже много лет отправляются в разные концы нашей страны расшитые золотом митры. Хотя начиналась вся эта история и вправду с настоящей вышивальной мастерской…

 

Секрет двух нитей

 

  Если в школе были круглые пяльцы, разноцветные мулине и вышивка крестиком, то здесь огромный стан, золотая катушка и – чудо. В иголке блеклая бежевая нить – это она ныряет под ткань, а потом выныривает, но на красный бархат почему-то ложатся нарядные, сияющие золотом стежки. Ну не превращение ли?


  «Просто по традиции вышивают двумя нитями: золотой и рабочей», – рассказывает Татьяна Александровна. И поясняет: чтобы дорогой материал – золотая нить – расходовалась экономно, ее используют только для лицевой стороны. Основную нить (золотную) как будто бы «укладывают» на поверхность ткани стежок за стежком, а нитью рабочей эти благородные стежки закрепляют, и называется этот вид вышивки «шов вприкреп». Главное – чтобы золотая нить повернулась в нужную сторону. Один неверный стежок здесь отменяет всю многотрудную, по-настоящему ювелирную работу – отец Иоанн (Павлихин) тружениц вышивальной мастерской при Ипатьевском монастыре приучал к безукоризненности.


  Когда выпускник Московской духовной академии в 2004 году стал наместником Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря, ему было ровно тридцать. А значит, студенческие годы отца Иоанна пришлись на лихие девяностые. Тогда, на пороге двухтысячных, он не просто защитил кандидатскую на тему «Традиции церковного шитья на Руси» – он сам научился превосходно вышивать. Вышивать – чтобы выживать: заказы на украшение митр золотым шитьем помогали семинаристам прокормить себя и помочь родителям. А митры, как и другое церковное облачение, требовались: вместе со Страной Советов сходил на нет атеизм. В Новой России начиналось возрождение православия.

 

Неслучайные люди, или Женщины с золотыми руками

 

  «Вы можете себе представить: совершенно пустая комната. Только пыль», – Маргарита Ганоцкая вспоминает, как в 2005-м впервые переступила порог будущей монастырской вышивальной мастерской. Теперь отца Иоанна и Татьяну Криницыну она называет своими главными учителями, но, чтобы в мастерской началось обучение, тогда, тринадцать лет назад, нужно было справиться с запустением. Стереть многолетний слой пыли. Отмыть. Элементарно – поставить стол и стулья. Потом здесь же, в монастыре (помог один из мастеровитых насельников), соорудить специальные – для профессионального вышивания – пяльцы.


  Они в самом деле больше напоминают традиционную ткацкую раму. По горизонтали и вертикали ткань, на которой будет вышивка, натягивается. Очень важно выбрать правильную силу натяжения: ткань должна быть натянута, как барабан. И неплохо бы иметь абсолютное зрение или мощную лупу: вышивание золотом – работа кропотливая и небыстрая. Над одной митрой группа костромских вышивальщиц корпела полтора-два месяца. Кто-то вышивал клинья, кто-то – кустодию, или звездицу. Четырех- или восьмиугольник на «макушке» головного убора.


  Здесь не было случайных людей: профессиональные швеи, мастерицы гончарного дела, художники – в небольшую группу, отобранную отцом Иоанном для вышивания золотом, вошли женщины с золотыми руками. Для Татьяны Криницыной, выпускницы легендарного костромского худграфа, казалось бы, вообще не существовало ничего невозможного: она умела шить, вышивать и вязать, плести из бересты, на коклюшках и макраме. Знала о вышивке золотом и лицевом шитье. И все-таки обучение мастериц заняло почти неделю. Сначала ровная полоска из стежков, потом минимальный элемент орнамента, затем орнамент целиком и первая митра. Говорят, она до сих пор хранится у отца Иоанна – теперь уже архиепископа Магаданского и Синегорского.

 

После мастерской

 

  «Сначала создается рисунок на бумаге. Потом он переносится на картон, вырезается, вырезанный – наклеивается на кальку, а затем на ткань», – Татьяна Александровна и Маргарита описывают подготовительный, перед вышивкой, процесс. Уже поверх картонного «шаблона» кладутся стежки – и вышивка получается объемной.


  Орнамент может быть геометрическим, может – растительным, но все символично: колосья – это хлеб, тело Христово, виноград – вино, Христова кровь. А еще фигуры ангела-хранителя или Богородицы – что именно будет изображено на митре, придумывает сам вышивальщик. Татьяна Криницына признается: от характера человека, придумывающего изображение, зависит очень многое. По золотой вышивке на митре, оказывается, тоже можно «читать» – почерк вышивальщика.


  Неотменимо одно: вышивальщик – воцерковленный человек и, конечно, трудяга. Вышивальная мастерская при Ипатьевском монастыре работала не только днем, но иногда и ночью. Вышивали митры – для своих и в подарок, реставрировали старинные облачения, которые все в те же девяностые спасал, вытаскивая из бог знает каких рук, отец Иоанн. Да он и сам частенько садился за пяльцы, а если было некогда, по два-три раза в день заходил в мастерскую – проверить, как идет работа. Спрашивал строго – и с мастериц, и, конечно, с себя самого.


  В 2011 году отец Иоанн уехал. Не стало мастерской. Но Татьяна Криницына в собственной квартире продолжает вышивать – как приучил учитель, и днем, и ночью. Безукоризненно. Кстати, по-прежнему для него: в митрах, созданных Татьяной Александровной, теперь служат священники в Магаданской и Синегорской епархии. Но не только: костромская мастерица успевает вышивать еще и для митрополита Ханты-Мансийского и Сургутского Павла (Фокина), тоже бывшего настоятеля Ипатьевского монастыря, а сколькие просят и готовы ждать… Потому что большая редкость – человек с золотыми руками. Удивительный вид, на богохранимой костромской земле еще встречающийся.

 

Партнеры