Notice: Undefined offset: 1 in /var/www/sevpravda/data/www/pravda.glebefanov.ru/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 184

Второй хлеб, он же первый картофель

На сегодняшний день лидер областного соревнования аграриев на уборке картофеля - Костромской район. Самый высокий урожай у ООО “Мечта”

 

Деревня Сулятино Костромского района окружена полями хозяйства «Мечта». Здесь выращивают капусту, морковь, свеклу, но главная культура, конечно, – картофель. Всего в «Мечте» занято под него 140 гектаров, из них здесь, под Сулятином – 100.

Плантация огромная, я, когда в июле прохожу мимо в соседний лес за грибами-лисичками, всегда любуюсь идеальным состоянием посадок. Картофельные кусты стоят мощные, со здоровым темно-зеленым румянцем. Сколько ни вглядывайся, колорадского наглеца на них не увидишь. Но если сильно вглядываться, то неведомо откуда подкатит вежливый сторож на велосипеде, поинтересуется, нет ли у городского товарища намерения подкопать десяток-другой кустиков, побаловаться, так сказать, молодым рассыпчатым продуктом. Я не обижаюсь, профилактика – вещь полезная, несознательного и падкого на чужое народу у нас еще хватает.
Продукт-то у меня свой имеется, с личных соток, на семью хватает, но, признаюсь, на малом клочке земли я такого результата достигать не умею, как «мечтатели» на их бескрайнем поле. Хотя должно бы быть наоборот, частник по урожайности всегда сто очков колхозу вперед давал. Мою картоху, как я её ни обихаживаю, и жук жрет, и фитофтора портит, да и не очень мы пока сильны в премудростях агротехники. К тому же и «Мечта» не колхоз, а ООО, это тот же частник, только в квадрате-кубе.
Сейчас не июль, а сентябрь, и я без грибной корзинки, зато с блокнотом и фотоаппаратом (где тот сторож - покажу ему красивое редакционное удостоверение). Картофельная плантация уже не зеленая, уборка началась, у дальней кромки видны трактор с комбайном. Подъезжает на «Ниве» агроном «Мечты» Анатолий Лебедев, направляемся с ним к комбайнеру.
Владимир Бараков работает механизатором 13 лет, в хозяйстве его ценят, вот доверили немецкую технику, картофелеуборочный комбайн «Grimme».
- Машина надежная, приятно работать, – говорит Владимир. – И урожай нынче отличный, бункер наполняется за считанные минуты.
В «Мечте» применяют голландскую технологию. Если не вдаваться в детали, то это высокопродуктивные сорта, механизация, удобрения, обработка от вредителей и болезней. На сулятинском поле, рассказывает Лебедев, сорт Каратоп нынче дал 400 центнеров с гектара, а Ред Скарлетт еще больше – 500. Если сравнивать с прошлым засушливым годом, то урожайность выросла примерно в два – два с половиной раза.
От комбайна загружается очередная машина и отправляется в деревню Лежнево, где у «Мечты» картофелехранилище и КСП. И мы за ней следом. Дорогой мне почему-то вспомнилось, что в советские времена звание Героя Социалистического Труда колхозникам давали за урожаи в 200 и даже 150 центнеров с гектара.
КСП – это не клуб самодеятельной песни. Это картофелесортировальный пункт, КСП-15. Здесь кипит работа, клубни сортируются, затариваются в мешки. Часть собранного идет в торговую сеть, другая часть закладывается на длительное хранение. Здесь же директор хозяйства Галина Лазутина.
– Урожай нынче у вас рекордный, Галина Павловна, о чем теперь мечтаете, о 600 центнерах с гектара?
– Мечтаем купить новую технику, сортировальный пункт у нас старый, еще советского производства, а на выставке недавно я видела датское оборудование. Хотелось бы приобрести, но дорого, а мы только что купили второй комбайн «Grimme», сейчас будем его запускать.
– Это даст сокращение сроков уборки, повысит сохранность урожая?
– Конечно, для этого и работаем, планируем, мечтаем.
Владимир БОЛЬШАКОВ

 

Картошку уважаем

Картошечка, она Россию от голода уже спасала. Такая уж это культура. Зерновые, как это случалось не раз в истории нашего Отечества, могут и не уродить. Картоха же вырастет всегда, только руки приложи.

Аппетит разыгрался, о копченых миногах, суши, фуагра мы думаем? Нет, думается о хорошем, о жареной картошке с лучком, о приятном организму пюре с сарделькой, рулете картофельном с мясом, о драниках, порция которых вполне отвечает понятию о дневной норме углеводов. Их очень любит мой сын, белорусское национальное блюдо. Картошка там – бульба. «Бульба е, вода радом, дров припром - и порадок!» Знакомый белорус рассказывал, как в 90-е, в пору своего первого президентства Батька ехал по Минску. Увидел только что открывшийся «Макдональдс», тогда еще диковинку, и приказал остановить машину. Увиденным внутри остался недоволен: «А где драники? Где молоко?» Ему пробовали объяснить, что, мол, Александр Григорьевич, это «Макдональдс», 30 тысяч ресторанов по всему миру, везде один стандарт: гамбургеры, кока-кола, картошка фри, то, сё. На следующий день в минском «Макдональдсе» подавали драники, куда денешься.
Недурна картошка и просто запеченная в костре, «пионеров идеал», с ароматом дымка и никаких добавок, в крайнем случае крупная соль, потребляется целиком, вместе с хрустящей корочкой. В Россию она пришла поздно, считают, Петр Первый привез из Голландии. Народ, привыкший к ржаному хлебу, каше и репе с горохом, сначала посопротивлялся, потом привык и полюбил. Платон Каратаев угощает пленного Пьера Безухова на фоне пожара Москвы: «А картошки важнеющие!» Осенью 1833-го Пушкин из Болдина докладывает жене – «обедаю картофелем да грешневою кашей».
Любовь не картошка, не бросишь в окошко. Но разве может зародиться любовь на голодный желудок?
Родина картошки, всем известно, – Южная Америка. Там, в перуанских нагорьях, где в лесах еще растет дикий картофель, колдуны ворожат на нем и готовят снадобья, почему простодушные индейцы и зовут лесную картошку «херба де эспанто» - трава страха.
Мое воспоминание тридцатилетней давности: поле с почти выкопанной картошкой. Там и сям кучи горящей картофельной ботвы; от них, как от жертвенников, идет в сентябрьское небо дым, а еще выше – летит журавлиный клин. Дед Герасим подгоняет:
- Долго еще вошкаться будешь?! Два рядка за час выкопать не можешь!
Надо же, ни одного Герасима, кроме родного деда, мне за всю жизнь не встречалось (только в литературе – дворник из «Му-му»), иногда сам не верю, но у мамы в паспорте – Галина Герасимовна. И вот этому деду я пытаюсь всучить свою теорию. Каждый должен заниматься своим делом, говорю я. Рабочий – работать на заводе, а на зарплату он купит телевизор, ботинки и картошку. Которую вырастит колхозник.
– Разделение труда, понимаешь? Весь мир к этому пришел. Специализация, понимаешь?
Я учусь в университете, печатаю в молодежной газете заметки, мне не хочется гнуть спину на этом поле, которое исполком выделил для завода. Дед устроился на завод сразу после войны, уже вышел на пенсию, но как заслуженный ветеран продолжает получать и обрабатывать свой надел. За два выходных дня я мог бы написать репортаж со слета молодых ударников и обзор книжных новинок и на полученный гонорар целый месяц покупать в магазине картошку. Каждый должен заниматься тем, что умеет. Я высказываю свои соображения деду. Он хмыкает:
– Да што мне твои заметки! Ты заметки жрать будешь, когда фашист придет?
Вот теперь я сам дед, мой тургеневский предок малость погорячился насчет фашиста. Зато пришел капиталист, и такие, как я, теперь за милую душу сажают, окучивают, копают. Мы теперь ученые, посидели без работы, поглодали сухариков. Мы теперь признаем существование только с полным погребом картошки под домом, с возможностью печь в кострах, есть её без меры, варить, толочь, жарить, когда только охота.
И правда, трава страха. Боишься - значит уважаешь. Курс акций, валютная биржа, даже нанотехнологии – мы не против, пусть будут. Но как-то надежнее жить, когда своя картоха, земляные яблоки под ногами, солянум туберозум, сын поел драников, мир на земле и в человецех благоволение.


Михаил СОКОЛОВ

 

Успели до дождей

В области завершается уборка зерновых культур.

В нынешнем году крестьяне могут порадоваться урожаю: намолот составил свыше 69 тысяч тонн зерна. Это на 21 тысячу тонн превышает прошлогодний результат.
Одними из первых жатву завершили механизаторы СПК «Гридино» Красносельского района, ОАО «Зарница» Буйского района, СПК «Маяк» Галичского района и ООО «Сущево» Костромского района.
На сегодняшний день наивысшего намолота зерна с учетом марки комбайна добились Вячеслав Марков – 950 тонн и Владимир Соколов– 820 тонн, оба из СПК «Гридино», Михаил Соколов – 970 тонн и Сергей Цветков – 500 тонн из СПК «Маяк», Сергей Цветков – 520 тонн из колхоза «Ладыгино» Галичского района, Сергей Смирнов – 1300 тонн и Валерий Тимофеев – 450 тонн из ЗАО «Галичское по птицеводству», Александр Панфилов – 637 тонн и Сергей Жубрин – 600 тонн из ООО «Сущево».
Сегодня льноводы также завершают страду, на завод сдано 460 тонн тресты. В эти дни в хозяйствах области идет уборка овощей и картофеля, вспашка зяби и сев озимых культур.
Ирина Соловьева

 

Была золотая – стала простая

Примечательно, что «вторым хлебом» картошку можно назвать лишь условно. Согласно последним статистическим данным, в год россиянин съедает 120-140 килограммов этого продукта, тогда как хлеба – всего около 70 килограммов. То есть крахмалистый клубень сейчас является продуктом потребления №1.

Вспомним, что происходило в прошлом году с ценами на картофель. Из-за засухи накопали его мало. Недобор урожая по России составил около 7 миллионов тонн. В Костромской области средняя урожайность упала до 94 центнеров с гектара, ниже не бывает. Уже в декабре картошка на центральном рынке Костромы стоила в среднем 25 рублей за килограмм. Прошел месяц, и цены подросли еще, до 35-40 рублей. А у продавца из Сущева на ведерке с крупными клубнями я увидел, как говорят биржевые брокеры, исторический максимум – 50-рублевый ценник.
Вот цены начала февраля 2011 года в крупных костромских супермаркетах и торговых сетях: «Пятерочка» – 44.90, «Стометровка» – 36 рублей, «Десяточка» – 23.90. В торговом центре «Паново» продавался красивый импортный картофель по 105.60 и не такой красивый российский, по 29.90. Картошка, привычная, как пионерская песня, сравнялась по цене с апельсинами.
И вот новый, как говорят, небывалый урожай. В «Пятерочке», мне сообщили, сама не видела, картошка по 6.90. Зашла на осеннюю сельхоз-ярмарку рядом с цирком и остановилась, потрясенная. Мешки и сетки с липецким, чувашским, белорусским картофелем. По 7-8 рублей за килограмм. Наконец-то, была золотая – стала снова простая.
Владимир Берсенев торгует местным продуктом, цены в зависимости от сорта: 8, 7, 9 рублей. А сорт Розара, хороший, вкусный, идет и вообще по 5 рублей. Слышите, люди – по пять! Лю-у-у-ди! Это же, если учесть уровни цен, даже дешевле, чем при социализме, когда картошка продавалась по 9 копеек.
Костромичи радуются, картошку берут кто по мешку, а кто и, как супруги Семеновы, по 4-5, запасают на всю зиму. И я радуюсь – неужели заработали рыночные законы, неужели, как в учебнике: предложение превысило спрос, и цена падает. До сих пор у нас было по-другому: цены в России, как пешки в шахматах, назад не ходили. Картошка подает хороший пример – для гречневой крупы, подсолнечного масла, тарифов на мобильную связь, много для чего.
Анна САВИНОВА
Фото автора

Комментарий специалиста

Екатерина Семенова,
начальник отдела областного департамента АПК:

– Около 90 процентов картофеля производится в частном секторе. В целом по стране это миллионы мелких производителей, которые и определяют цены на рынке. При такой ситуации монополизм просто невозможен, и значит, ценовую политику диктует классическое соотношение спроса и предложения. Оказывают влияние и поставки из-за рубежа. Урожай хороший везде. В Беларуси нынче картофель можно закупить по 2 рубля 40 копеек. Даже при условии транспортных накруток продавец в Костроме не может сбывать её по 20 рублей, никто просто брать не будет.

 

Авторитетно

По данным департамента агропромышленного комплекса Костромской области, на 12 сентября 2011 года в регионе выкопан картофель на 239 га из запланированных 1251 га. Валовой сбор составил 4789 тонн (в 2010 г. -1623 тонны).

Партнеры